menu

Apbedīšanas nams “KORAD”

Jelgava, Rūpniecības iela 16

+(371) 29456819 00-24
+(371) 26802777 00-24
https://www.korad.lv

Места захоронений младолатышей

19. 02. 2020

Приступая к подготовке статьи о местах захоронений младолатышей мы провели небольшой опрос среди знакомых латышей в возрасте 25-55 лет о том, что они знают-помнят по истории движения "младолатышей". Результат оказался предсказуемым, но всё-таки удивительным: ни-че-го. Вообще ничего. И если о том, что такие исторические персонажи вообще существовали знают все, то подробностей добиться не удалось. Фамилии Валдемарс, Алунанс, Баронс ещё как-то звучат; Атмода-дайны-латышский язык – этими понятиями ещё как-то оперировать удаётся. Но вот понятие "национальная история" напрочь сливается с понятием "мировая история" и тут доходит до смешного – собеседники уверены, что эти понятия идентичны.

А ведь это совсем не так. Ведь именно это и не позволяет придти к единому прочтению исторических событий, из которых и соткана жизнь окружающего нас социума. Что одновременно и хорошо и плохо для самого социума, так как с одной стороны, не даёт возможности большим участникам исторических процессов полностью игнорировать маленьких, а с другой стороны подчиняет маленьких закону больших чисел. Всё вместе обогащает подробностями, но затягивает по времени протекающие социальные процессы.

В свою очередь каждый из нас хочет ещё при жизни увидеть плоды своих усилий и чтобы ускорить процесс пытается преодолевать возникающие противоречия в режиме реального времени. Что в масштабах взаимодействия стран и народов зачастую приводит к противоречиям труднопреодолимым. И тогда начинаются войны.

Если слепо идеализировать деятельность младолатышей, то тогда можно предположить, что они этих закономерностей не знали и действовали во благо всей планетарной цивилизации. И не догадывались они о том, что если где-то прибыло, то значит где-то убыло... Но если поинтересоваться биографиями этих исторических персонажей, то выяснится, что:

  • практически все они по национальности были немцами или являлись выходцами из смешанных семей и понятие "латыш" рассматривали не как принадлежность к определённому этносу, а как перспективное политическое новообразование;
  • практически все они получили высшее образование в Российских имперских ВУЗах;
  • на начальном и среднем этапе своей деятельности пользовались поддержкой Российской государственности. И не потеря ли этой поддержки привела к угасанию движения в конце 70-х годов XIX в.?
  • практически все они видели вектор построения национальной идентичности латышей в тесном содружестве с русским народом и Российской государственностью;
  • практически все они признавали прогрессивным для новообразующейся латышской нации выход из-под историко-экономическо-религиозного давления немецкой цивилизации в сторону цивилизации русской;
  • практически все ведущие деятели движения младолатышей своим личным примером демонстрировали лояльность Российской имперской власти, видя в ней достаточный "ресурс", опираясь на который латышская нация могла сформироваться и самостоятельно заявить о себе на исторической сцене. И с целью получения этого "ресурса" считали вполне возможным интегрироваться в российскую политическую и культурную реальность, даже взяв себе имена на русский манер: Юрий Андреевич Алунан, Христиан Мартынович Валдемар, Каспар Каспарович Биезбардис, Кришьянис Юрьевич Барон, Андрей Индрикович Пумпур, Атис Кристапович Кронвальд, братья Рейнис Рейнисович и Матис Рейнисович Каудзит...
  • практически все они прекрасно владели русским языком и призывали латышей в первую очередь изучать именно язык русский...

Повторимся: были пророссийские настроения младолатышей искренним порывом или они таким образом пытались обрести некий "энергетический ресурс" для успешной реализации своих идей, но факт остаётся фактом – "национальная история" латышей появилась на свет вопреки противодействия со стороны немецкой "национальной истории" и исключительно при поддержке со стороны "национальной истории" русской и "государственной истории" Российской.

Трудно переоценить вклад младолатышей в формирование таких сфер жизни своего народа, как наука, образование, медицина, литература... Первые национальные интеллигенты, остро воспринимая проблему социальной разобщённости нации, сильно сдерживающую её на пути обретения исторического веса как нации культурной и просвещённой, в то же время видели потенциал новообразовываемой общности этносов и историческую возможность этот потенциал проявить. Но не за счёт других народов, а в взаимодействии и с помощью них. Не предъявляя требования компенсаций за отнятое и порушенное, а превнося своё новое и ценное в общую копилку. И в этом, на наш взгляд, основное отличие младолатышей-романтиков от их последователей-практиков.

Обратите внимание:

  • младолатыши-романтики требовали для своего народа РАВНЫХ прав, свобод и возможностей для самореализации. Латыши-профессионалы стремятся к исключительности.
  • младолатыши-романтики, борясь за социальную справедливость с балто-немецким дворянством, очень часто сами несли в жилах немецкую кровь. Жена К. Валдемарса принадлежала к дворянскому роду фон Рамм. Все они по много лет жили и работали в России и на благо Российской империи. В их понимании термин "национализм" определял отличие в исторической и культурной принадлежности народа, а не в различии прав и обязанностей на сегодняшний день. А вот латыши-профессионалы с ними явно не согласны...
  • младолатыши-романтики максимально усложняли систему социально-этнических взаимодействий внутри своего народа, видимо полагая, что личностная свобода как максимальная задача потребует максимальных усилий для своего решения. Что в итоге может привести к максимально возможному результату. Латыши-профессионалы эту систему стремятся максимально упростить...
  • младолатыши-романтики посвящали жизни своему делу бескорыстно, мечтая о благе для своего народа. Латыши-профессионалы над этими вопросами работают совсем не за бесплатно...

Остаётся открытым гипотетический вопрос о том, как развивались бы события, если бы младолатыши 50-70-х гг. XIX в. предугадали те исторические коллизии, которые вызовут и их личностные усилия по созданию Первой Атмоды: революция 1905 г.; революции 1917 г.; гражданская война; интервенция; возникновение и утрата государственности; разделение народа на тех, кто с Фашистской Германией, а кто с Советским Союзом; на тех, кто с Западом и тех, кто с Востоком и Западом...Из основателей движения дольше всех, до 1923 г., прожил К. Баронс. Но, как отмечали современники, одной из отличительных черт его характера была исключительная толерантность к посторонним мнениям и происходящим вокруг событиям. Своего мнения в категоричной форме он никогда не высказывал. И только за несколько часов до смерти, он, астроном по образованию, прямо как Галилео Галилей, сказал на эту тему четыре слова...

А теперь, переходя непосредственно к заявленной теме нашей статьи, отметим, что под термином "младолатыши" мы понимаем следующее:

  • национально-просветительская деятельность исторического персонажа должна затрагивать период существования самого движения, а именно 50-70-е годы XIX в.;
  • тот, о ком мы говорим, должен соответствовать понятию "младолатыш-романтик".
Статьи из СМИ (нажмите)

Причины и следствия экспансии германских народов в Прибалтику

Предлагаем посмотреть на эти события с несколько иной стороны.

I

Об исторических процессах, протекавших на Европейском континенте в V-X вв.н.э. принято судить по информации, взятой из немногочисленных письменных источников тех времён. И какими бы спорными эти источники не являлись, но в них уже уверенно фигурируют и часто упоминаются германские племена вообще и входящие в их состав англосаксы и скандинавы.

При этом сам термин "германские" (лат. Germani, "родные братья") уже говорит о том, что против разрозненных средневековых балтийских и балтославянских племён единым фронтом выступило самое агрессивное на тот момент объединение родственных западноевропейских народов. При этом, видимо, с единой сверхзадачей.

А вот о народах, населявших территорию современной Прибалтики, информация весьма скудная и отрывочная. Более того: на сегодняшний момент сведения о средневековой Прибалтике мы черпаем по большей мере именно из германских летописей тех времён. И вполне возможно, что фиксировались эти сведения с учётом интересов их заказчиков. Но при всём том один вывод можно сделать с уверенностью: по общей численности населения и степени сложности социального устройства проживавшие здесь народы значительно уступали западноевропейским конкурентам.

Со стороны захватчиков всей своей мощью выступал рыцарский орден Крестоносцев, прошедший через крестовые походы в Палестину и вытесненный оттуда обратно в Европу. Это были опытнейшие профессионалы, посвятившие свои жизни воинской карьере вплоть до наложения обета целибата. Отпрыски благородных семейств Западной Европы, не имевшие других средств к существованию кроме воинского жалования и стремившиеся проявить себя на службе Святому Престолу.

Являясь элитой средневекового спецназа, живущие одним днём, они были обучены самым современным тактическим приёмам ведения войны и вооружены на самом передовом мировом уровне.

А населявшие восточное побережье Балтийского моря народы представляли из себя разрозненные племена, ведущие замкнутый образ жизни в пределах своих территорий, отвоёванных в столкновениях с соседями. При этом они не имели даже письменности, кроме рунического письма, мало пригодного для передачи бытовой и культурной информации. Не имевшие ни государственности, ни развитого ремесленничества, а уж тем более профессиональной армии, они не могли выдержать конкуренции со столь грозным противником. И потому для победы над ними конкуренцию эту им надо было навязать.

Однако вначале завоевателям пришлось столкнуться с русичами, так как к началу XIIIв. земли латгалов, земгалов и ливов по среднему и нижнему течению Западной Двины всё ещё считались владениями Полоцкого княжества, а северная Латгалия и юго-восточная Эстония – владениями Новгородской республики. Прибалты платили Новгороду и Полоцку дань, а русско-латгальские княжества Кукенойс и Герцике были вассалами Полоцка. Но и только. Уничтожать их никто не пытался.

После вторжения германцев в Прибалтику русичи организовали и провели несколько походов с целью сохранения зависимых от них земель. Но последовательности в этом не проявили и по прошествии 20 лет отказались от претензий на владычество, полностью перейдя к обороне собственных земель.

После этого началась полномасштабная военная экспансия германцев в Прибалтику, продлившаяся без малого столетие и проходившая в 3 этапа:

  • 1198-1209гг. завоевание земель ливов и латгалов.
  • 1208-1227гг. война с эстами.
  • 1219-1290гг. завоевание земель куршей и земгалов.

Причём проводилась она жёстким и бескомпромиссным образом, в дальнейшем использованным при покорении соседних прусских племён. А именно: захватывалась некая стратегически значимая территория и прилегающие к ней земли. Затем строились укрепления. Закладывались крепости и укреплённые поселения. На место полностью уничтоженных или вытесненных местных жителей, отказавшихся принять христианство, активно завозились переселенцы из германских земель. И таким образом создавался плацдарм для дальнейшей экспансии.

Несомненно, что с целью выигрыша времени, с местными племенами заключались перемирия, договоры, раздавались щедрые обещания, подкупалась местная знать...Но всё это только до тех пор, пока было выгодно захватчику. Потом под любым подходящим предлогом обещания нарушались...

Подобная тактика привела к полному захвату Прибалтийских земель и была пресечена только на рубеже Чудского озера, где согласно официальным историческим данным в апреле 1242г. Тевтонский рыцарский Орден якобы потерпел весьма чувствительное поражение в сражении с дружиной Александра Невского. И земли, населённые племенами эстов (или по-другому "чудью", "чухонцами"), стали крайней точкой продвижения германцев на восток.

На реализацию первой части плана завоевания и порабощения Прибалтики германцам понадобилось около 100 лет. То есть сменилось несколько поколений воинов-рыцарей, политической и экономической элиты, участвовавших в процессе завоевания. А значит это не был блицкриг пускай и могущественного, но какого-то одного монарха. А был очень целенаправленный и долговременный проект всего объединения родственных "Germani" народов.

На этом первая часть плана была завершена.

II

Вторая часть проекта началась с разделения завоёванных земель на 6 административных единиц: со своими столицами, главами администраций и необходимым социальным устроем.

Согласно хроник на завоёванных землях регулярно вспыхивали крупные и мелкие восстания, да и между вчерашними союзниками часто возникали "недопонимания". Поэтому ни о какой политической и экономической стабильности речь пока идти не могла.

А значит и политический режим на завоёванных территориях мог быть только военный или в лучшем случае "полувоенный".

Во главе 4 епископатов и Герцогства Эстонского встали временные администрации под управлением епископов и непосредственно Датского короля. А завоёванные земли Курляндии и Семигалии вошли в состав Тевтонского орденского государства.

Воины-рыцари носили обет безбрачия и не имели земельных и усадебных наделов. Всё завоёванное являлось собственностью либо Священного Римского Престола либо Датского монарха. И постепенно ход истории для этих территорий претерпевал разительные изменения. Эта вторая часть проекта заняла ещё 250 лет.

III

Начиная с развала Орденского государства в 1561г. на исторической сцене появляется герцогство Курляндское и Семигальское. Во главе с новопровозглашённым герцогом Готхардом Кетлером (1517-1587), последним ландмейстером самораспустившегося Ливонского рыцарского Ордена.

При этом бывшие рыцари-воины становились владельцами поместий и усадеб, дарованных им по итогам свершившихся завоеваний. Сейчас это называется приватизацией и накоплением первичного капитала, необходимого для начала хозяйственной деятельности.

Для того, чтобы получить во владение недвижимую собственность, все вчерашние воины-рыцари вышли из католицизма и приняли лютеранство. Таким образом став законными владельцами своих наделов, выведя их из-под протектората Папы Римского. Так начинались истории родов прибалтийских (остзейских) благородных фамилий, связавших свою судьбу с этими землями.

Воины-рыцари давали обет безбрачия и у них не могло быть потомков. Но обретя собственность рыцари стали вступать в брак и производить на свет наследников. При этом невест они себе привозили из перенасыщенной знатью Западной Европы, породнившись таким образом с благородными семействами Старого Света.

Эта часть проекта заняла ещё около 300 лет. И потребовала внесения очередных изменений: в начале связанных с присоединением Прибалтики к Российской империи, а затем c отменой введённого в 1570 г. крепостного права.

Причём заметно, что до сего момента всё происходящее требовало только и исключительно согласия правящего класса, которым являлась германская аристократия. Порабощённых коренных жителей никто никогда ни о чём не спрашивал. Они рассматривались изключительно в виде рабочей силы и частной собственности пришлых хозяев.

IV

А вот отмена крепостничества повлекла за собой изменение прав и обязанностей между коренными жителями и колонистами. А так же самым непосредственным образом затронула казалось бы нерушимые права остзейской аристократии. Это заняло ещё 50-60 лет. Но подобные сроки для истории мизерны и к переделу собственности пришлым германцам нужно было готовиться самым срочным образом. Что и произошло вместе с появлением на исторической сцене буржуазии, породившей движение младолатышей (1850-1870-е годы), которые почти 100-процентно были этническими германцами.

Вначале принятые германской аристократией "в штыки", они тем не менее заложили основу нового социального образования – политической нации "латыши". Результатом этой деятельности стало занятие именно германской диаспорой практически всех руководящих и направляющих постов, необходимых для функционировании латвийского социума. И насколько бы логично и оправдано с точки зрения здравого смысла это не выглядело, но факт остаётся фактом – назвать возникшее в 1919 г. Латвийское государство этнически латышским нельзя. Оно в значительно большей мере прогерманское. О чём говорит и внешняя политика, проводимая этим государством и распределение материальных и культурных ресурсов внутри его.

Практика показала, что "новые" германцы сначала переняли собственность у "старых" германцев. Но в дальнейшем, на протяжении уже более, чем ста лет, постепенно возвращают полученный энергоинформационный ресурс в пользование большого объединения родственных "Germani" народов.

В конце 30-х годов XXв. якобы самим Адольфом Гитлером в обиход было введено понятие "фольксдойче", обозначавшее проживающих вне границ Третьего рейха германцев и не имеющих с ним связи через институт гражданства. При этом во время II мировой войны именно они массово поддерживали политику фашизма на оккупированных территориях и составляли самую значительную силу при формировании так называемых туземных дивизий СС.

При этом для подтверждения арийских корней происхождения во внимание принимались национальность родителей, немецкий язык как родной, наречённые при рождении имена, церковные записи, а не только паспортные данные. И как показали дальнейшие события таких соратников у фашистской германии нашлось весьма немало. В том числе и советских граждан.

Современный российский историк, социальный философ, обществовед Андрей Фурсов, видеолекции которого можно посмотреть в интернете, на примере исторических фактов наглядно доказывает, что Европейские управленческие элиты никогда не исчезают бесследно. Однажды выйдя на историческую сцену они так или иначе навсегда входят в тончайшую прослойку вершителей мировой истории. При этом между ними почти никогда не происходит войн на полное уничтожение. И будущим потомкам сегодняшних проигравших в большинстве случаев будет дана возможность для проявления своих амбиций. Пускай даже в новом качестве.

Но элиты никогда не пускают в свою среду чужаков. Они их используют, предоставляя возможность визуально оказаться на вершине власти и успеха. Но и только.

И то, что нам доводится видеть сегодня, наглядно иллюстрирует это утверждение.

V

Ну а теперь самое время задаться вопросом: почему и для чего потомки столь многочисленного и могущественного объединения родственных "Germani" народов, не только добровольно, но в случае с младолатышами ещё и жертвенно, стали отказываться от своих этнических корней? И принимать на себя презираемое их предками имя "латыш", столетиями ассоциируемое среди колонистов с терминами: быдло, скотина, рабочий скот?

Где на протяжении 700-летнего сосуществования великой германской цивилизации рядом с осколками уничтоженных ею цивилизаций балтов и балтославян мы пропустили момент уважения и материнской заботы первой в адрес вторых?

Что такого значимого и архиважного довелось почерпнуть германцам от прибалтов, что они в массовом порядке захотели отказаться от своей германской самоидентификации и войти в будущее под чуждым для них именем?

Думается, что для такого поворота исторических событий должен быть не просто важный, но и действительно жизненно необходимый предлог. Вполне возможно скрытый в процессе европейских межцивилизационных отношений в целом. Главными участниками которых являются романские, германские и славянские народы.

В 90-х годах прошлого века прозвучала ставшая крылатой фраза: "Наше прошлое не предсказуемо". И как бы парадоксально это не звучало, но действительность бывает ещё более удивительной. Особенно в случаях, когда наблюдатель не отдаёт себе внятного отчёта в том, с какой именно точки зрения он пытается ситуацию рассмотреть: материалистической или идеалистической? И не доводит начатое дело – рассмотрение ситуации – до логического конца.

Ведь если называть вещи своими именами, то цивилизация германцев, по отношению к цивилизациям балтов и балтославян, проявила себя как захватчик, убийца, вор, обманщик и самозванец. И реализовывая свои интересы, на первых этапах, беззастенчиво воспользовалась правом сильного, прикрываясь при этом именем и авторитетом Спасителя Иисуса Христа.

Затем, воспользовавшись возможностями умного, германцы обманули потомков своих недавних рабов, да ещё и постарались переложить на них всю ответственность за их дальнейшую судьбу. При этом опять проявив себя как самозванцы, прикрывшись чуждым для себя именем "латыш".

При этом по факту уже восьмое столетие выкачивая материальные, интеллектуальные и духовные ресурсы из источников, не ими созданных. Ведь не они – германцы, англосаксы, скандинавы – создавали балтийские и балтославянские народы. Они их только завоевали и непоправимо покалечили... Как вампиры.

А почему современным германцам не стыдно за деяния своих кровных предков? Почему не чувствуют они себя ответственными за собственные деяния по отношению к потомкам уничтоженных цивилизаций? Почему уже 4-й десяток лет исподволь проводят политику, приводящую к вырождению и рассеиванию по миру оставшихся потомков коренных народов этих территорий? Видимо потому, что сами германцы, с точки зрения происхождения, никакого отношения к этим народам не имеют. А всё, что делают – делают для своих родственных "Germani" народов. По отношению к которым чувствуют и ответственность и зов крови... Пускай даже и на подсознательном уровне.

И похоже, что других нравственных критериев в этих вопросах для них просто не существует. Ведь по отношению к этническим латышам они в полной мере уРОДЫ – т.е. те, кто не из этого РОДА. Не из этой РАСЫ. И потому никакого стыда не испытывают..

БезСТЫЖИЙ, т.е. не имеющий стыда, подобным лицедейством не побрезгует. А глупый, плохо информированный, зависимый, слабый, трусливый, продажный – не заметит или смолчит. Тут уж каждому своё...

А для того, чтобы не нести юридической ответственности, в подобных случаях используется простой приём – происходящее сейчас и происходившее ранее рассматривается отдельно одно от другого. Как будто нет причинно-следственных связей, нет науки философии, прямо говорящей о неизменности процесса проистекания одного из другого...

И реакция Западной Европы на захлестнувший континент миграционный кризис – лучшее тому подтверждение. Ведь какова официальная позиция всех англосаксонских и романских управленцев мира на эти события? - "Мы не виноваты, они пришли сами. Мы – жертвы этого процесса. Нам нужно защищаться..."

А про боязнь Божьей кары, по большому счёту, говорить не приходится. Ведь для того и использовалось христианство столько столетий в качестве идеологии сдерживания протеста, чтобы рабы не требовали ответственности здесь и сейчас, а надеялись на Божественную Справедливость в Царстве Божьем. Потом, уже после своей смерти... А сейчас шли и молча работали.

История знает множество подобных примеров. Это и уничтожение цивилизаций Ацтеков и Инков в центральной Америке завоевателями из Испании. И уничтожение североамериканских индейцев выходцами из Западной Европы, в первую очередь Великобритании. Эпоха колониальных войн. Эпоха рабовладельчества и колониальная политика в Африке. I и II мировые войны... Каждый раз управленческие элиты Западной Европы видя, какие преимущества несёт в себе централизация государственной власти, объединяли свои усилия для активного использования этого ресурса. Что само по себе и разумно и логично и не преступно. Только на первое место ими всегда ставилось достижение результата, а не нравственная составляющая. И если обстоятельства того требовали, то в ход шли любые средства и методы. Как говорится – ничего личного, только бизнес...

Материализм основан на безусловном признании причинно-следственных связей, а идеализм требует непреклонной веры в Божественную Любовь. Современная нам западноевропейская цивилизация оказалась не способной ни к первому ни ко второму. А продвигаясь методом проб и ошибок по пути поиска своего исторического места в масштабах цивилизации планетарной, в первой половине XX века германцы и романцы пришли к фашизму...

И слабым, малочисленным, хуже организованным, бедным, отстающим необходимо учитывать эти обстоятельства. В противном случае их уход с исторической сцены будет неизбежен и трагичен.

Дата публикации 03.12.2021

Кришьянис Валдемарс
(20.11) 02.12.1825 - (25.11) 07.12.1891

Памятник Кришьянису Валдемарсу (1825-1891) установлен в 1898 г. на пожертвования, собранные Рижским латышским обществом и состоит из 4-х частей.

Самый нижний, цокольный элемент, имеет простую обработку и выполняет роль солидной опоры, приподнимающей всю остальную конструкцию на 35-40 см над грунтом.

Следующий элемент уже имеет сложную, фрезерованную обработку. Он заполирован со всех сторон и первоначально выполнял исключительно декоративную функцию. Однако в 1925 г., в канун 100-летнего юбилея со дня рождения Кр. Валдемарса на нём разместили металлическую табличку с надписью:

Времена были трудные, у молодого государства не было средств на более значимые траты и обошлись таким небольшим дополнением к уже имеющемуся монументу. Что было вполне логично.

Третий, средний элемент, представляет из себя полированную со всех сторон часть памятника, на передней части которой на двух языках – русском и латышском – в транскрипции, соответствующей годам жизни Кр. Валдемарса, выгравированы его имя и фамилия. При этом на русском языке обозначено ещё и отчество, т.к. при жизни Кр. Валдемарс был государственным служащим и поэтому был обязан именоваться по принятому в России этикету.

На остальных трёх сторонах, на трёх языках – латышском, русском и немецком – приведены цитаты из трудов Кр. Валдемарса, связанных с просвещением и самосознанием латышского народа.

Ну и четвёртая, полированная со всех сторон часть памятника, представляет из себя непосредственно навершие, на передней части которого помещён бронзовый барельеф-портрет Кр. Валдемарса, а на задней, зеркально, расположен выполненный из бронзы знак, видимо обозначающий принадлежность похороненного к деятельности в сфере торгового флота. На этом знаке изображены два перекрещенных якоря, расположенных по сторонам стоящего на берегу маяка. При этом визуально это выглядит как откровенно фаллический символ, что абсолютно оправдано с эзотерической точки зрения. И то, что символ расположен именно над латышскими текстами уже не вызывает никакого удивления. Как не удивляет и выбор символической формы самого памятника.

Удивляет безграмотность ответственных за изготовление памятника членов Рижского латышского общества. Ведь общеизвестно, что Кр. Валдемарс родился 02.12.1825 года, что по старому стилю соответствует 20 ноября. А на памятнике указана дата 15.ХI. И раз переделывать не стали, значит не изготовитель был виноват в ошибке, а заказчик. А у заказчика общественных денег, видимо, больше не было.

Второй ляп произошёл через 27 лет, при установке памятной таблички на 100-летний юбилей Кр. Валдемара.. Между датами-годами 1825 – 1925 стоит некая дата "27. ХI". И вот как мы сейчас, через 95 лет после этого события, сможем узнать, что она обозначает? Новая хронология была введена в 1918 г.; государственных праздников на эту дату не выпадает; все участники событий давно умерли; это был четверг... И что?

Статьи:

А то, что дело происходит на кладбище, непосредственно на месте упокоения многих и многих, кто здесь похоронен. И любой христианин, верующий в бессмертие души, перекрестившись попросит прощения за своё неразумное поведение. А заодно и за упокой души здесь похороненых...

Однако у борцов идеологического фронта свои резоны и планировка прилегающей территории постепенно меняется. Последний раз это произошло в 2002 г., при установке кенотафа связанным с Ригой деятелям Первой атмоды, могилы которых утеряны или находятся за пределами Латвии. И опять не без приключений! (Статья из Журнала)

Невзирая на все исторические перепетии сам памятник сохранился практически идеально, за исключением бронзовых элементов декора. На послевоенных фото видно, что на обелиске отсутствует барельеф-портрет и бронзовая юбилейная табличка. Как выяснилось позже, с памятника также было похищено барельефное изображение маяка. Однако в дальнейшем потери были восстановлены.

Надо отметить, что по значимости личностного вклада, привнесённого в движение младолатышей, с Кр. Валдемарсом сравниться не сможет, пожалуй, никто. Неутомимый организатор, учёный, писатель, публицист, лингвист, фольклорист, экономист-практик — он был духовным лидером национально-просветительского движения. Настойчиво и последовательно он добивался претворения в жизнь больших и малых целей младолатышей.

Сейчас мало кто знает, но именно Кр. Валдемарс стоял у истоков создания организованной и упорядоченной системы торгового флота в масштабах Российской империи. Его аналитические разработки и исследования на эту тему использовались для принятия решений на самом высоком государственном уровне. И именно благодаря ему в Курляндской и Лифляндской губерниях были созданы и начали действовать 10 (!) морских школ, обучение в которых проходили выходцы из самых простых слоёв населения, вместе с профессией получая возможность вырваться из нищенского безграмотного существования. ("Деревянные столбы" с мыса Колка)

И если бы на этом и закончился его вклад в общее дело, то и тогда его заслуги следовало отметить. Но ведь ещё именно по его инициативе Кришьянис Баронс начал свой уникальный труд по сохранению и систематизации народных дайн... Он организовывал выпуск газеты на латышском языке "PĒTERBURGAS AWISES"... Он инициировал создание учебников на лат. языке для народных школ... Он участвовал в составлении и публикации словарей лат. языка... Создавал кружки, группы, поддерживал земляков – деятелей просвещения...

В итоге, как следует из надписи на табличке, размещённой на памятнике этническому немцу Кр. Валдемарсу к его 100-летнему юбилею, благодарный народ Латвии (именно те, кто чувствует себя "латышами" как новым политическим образованием-нацией) признаёт его исключительные заслуги в пробуждении "латышского духа", одаривая эпитетами "величайший" и "основоположник, предтеча".

В русском языке слово "подсечник" в точности соответствует латышскому "līdumnieks", т.е. тот, кто пришёл в лес, расчистил его от деревьев и камней и превратил, таким образом, в плодородную, пригодную для выращивания урожая землю. И тем самым латыши-народ сами признают, что до прихода Кр. Валдемарса в этом месте был тёмный-тёмный лес. А годы его деятельности, напомню, приходятся на период с 1850-х до 1891 г.

При этом не стоит забывать, что для своего времени участники движения младолатышей были явлением неоднозначным и часто воспринимались социумом настороженно и даже враждебно. К примеру старший брат Кр. Валдемарса – Иоганн Генрих Валдемар (1818-1880), онемечившийся историк и архивист, взглядов своего младшего брата категорически не разделял.

Очень многие представители немецкого этноса считали младолатышей откровенными предателями интересов своего народа, своего этноса. Их изгоняли из социума, вытесняли из общества, выдавливали за пределы этих территорий... Посмотрите как много младолатышей жили и работали в России, где и оставались навсегда... И каково было бы тому же Кр. Валдемарсу без поддержки и взаимопонимания его жены, его женщины, друга, соратника, хозяйки его дома, матери его приёмных детей...

При этом его жена, Луиза Валдемаре, ур. Luīze Johanna fon Ramm (1841-1914), была значительно младше Кр. Валдемарса и являлась выходцем из дворянских родов фон Рамм и фон Тимм. Этническая немка, по мере сил и понимания поддерживавшая своего мужа во всех его начинаниях. Особа романтическая, поэтичная, мечтательная и увлекающаяся... Писательница, перу которой принадлежит несколько опубликованных произведений... Она лично знала всех общавшихся с её мужем деятелей национального пробуждения и российской аристократии; очень часто принимала их у себя в гостях; на её дни рождения в их московской квартире любили бывать "московские" латыши, среди которых и будущий первый президент Латвийской республики Янис Чаксте... О ней в разговорах с друзьями Кр. Валдемарс отзывался не иначе, как о "подарке судьбы", а они, в свою очередь, отмечали живость ума и демократические манеры этой незаурядной женщины.

Через год после смерти мужа она вместе с младшей из приёмных дочерей вернулась в Ригу, а ещё через год девочка умерла. Потеря близких очень сильно сказалась на её здоровье, Луиза долго и тяжело болела. Старалась вести уединённый и спокойный образ жизни, занималась литературной деятельностью и жила на небольшую пенсию. Скончалась 14 апреля 1914 г. и похоронена... рядом с мужем. Но только вот в глазах благодарных потомков не заслужила, как оказалось, даже упоминания о своём некогда присутствии в этой жизни...

На ум приходит следующее: Кр. Валдемарс по характеру своему был мужчиной самодостаточным. Он любил свою жену, любил своих — пускай приёмных – детей, ценил саму возможность быть семьянином. А долг любого мужа и отца – в первую очередь – это счастье и обеспеченность всем необходимым тех, кто от него так зависит. И уважительное отношение к ним окружающих, как при их жизни так и к их памяти. Если бы кто рассказал Кр. Валдемарсу – мужу и отцу, что толпы благодарных, просвещённых, духовно свободных потомков будут возлагать цветы к его памятнику, топчась при этом по могилам любимых им женщин... Думается, что для "национальной истории латышей" это вполне могло бы иметь последствия.

Странно, как можно не замечать такое несоответствие: в честь Кр. Валдемарса установлены памятники, его именем названы улицы 14-ти городов, корабль-ледокол и даже переименован один из городов Латвии. При этом о уважении к тем, без кого, возможно, не было бы и самого Кр. Валдемарса, ценители его наследия не вспоминают десятки лет. А ведь в денежном эквиваленте цена вопроса просто смехотворна и технически исполнима моментально.

И ещё. Кр. Валдемарс и Кр. Баронс были и друзьями и соратниками в своих трудах, поэтому не случайно их могилы находятся рядом. Там же, рядом, похоронены и их жёны, ушедшие из жизни в 1914 г. Но Дарта Бароне, ур. Рудзите (1839-1914), практически безграмотная кухарка, дочь освобождённых из крепостной зависимости крестьян, этническая латышка, удостоилась быть отмеченной на памятном камне рядом с именем своего мужа. А вот жена Кр. Валдемарса, писательница, этническая немка благородного происхождения и их приёмная дочь Эстер Кларк, родители которой были англичанами, такой чести не заслужили.

Видимо это и называется идеологическим мифотворчеством.

Статьи из СМИ (нажмите)
Фотографии из гос. архива Латвии:

Дата публикации 12.03.2020

Кришьянис Баронс
(19.10) 31.10.1835 - 08.03.1923

С самого начала статьи вынуждены констатировать следующее: при всей значимости заслуг Кр. Баронса перед новообразованной латышской политической нацией, информации о нём как о личности не так уж и много. Различные жизнеописания повторяют общеизвестные события и факты, но не рассматривают их с точки зрения самого отца дайн: его личностных надежд, мечтаний, устремлений и разочарований при их крушениях. Почти ничего такого, из чего состоит жизнь каждого из нас, из чего мы сами определяем успешность или провальность применения наших усилий.

Вряд ли у кого получится прожить на свете 87 лет и при этом не ошибаться при принятии решений, выборе средств достижения поставленных целей, не разочароваться – в той или иной мере – в окружающих нас современниках... Вряд ли кто сможет похвастаться тем, что однажды принятое окончательное решение было абсолютно правильным и не подвергалось ревизии на предмет оправданности и логичности. Никто не захочет публично признаваться в предательстве, измене, обмане и отказе выполнять принятые на себя обязательства...

Когда речь идёт о окружающих нас друзьях, соседях, просто знакомых – мы позволяем себе критическое восприятие их личностей, обсуждение их поступков, оценку их мнений. Но когда дело касается личностей выдающихся, то тут возникает некий эффект "маленького человека" и некая внутренняя цензура напрочь перекрывает каналы здравомысленного восприятия действительности. Мы смотрим на собеседника, а видим перед собой эталон и автоматически признаём своё бессилие оценить высоты полёта его мысли...

И как результат подобного восприятия действительности наша неспособность воспользоваться его наследием. Ведь сама по себе машинка кататься не будет, надо научиться ею управлять, использовать, ремонтировать... Ведь только так можно стать наследником, а не временным выгодополучателем.

Почему так важно постараться посмотреть на происходящее глазами Кр. Баронса? По причине специфичности рода той деятельности, которой он посвятил бо́льшую часть своей жизни. Ведь что такое дайны? Какими эпитетами он сам описывал их значимость, проникновенность, одухотворённость, наполненность некоей природной силой... В чём практическое значение способности эту значимость воспринимать? И что будет с теми, кто этой способности в себе не обнаружит?...

Или вот ещё вопрос: а все ли могут прикоснуться к таинству духовного наследия предков? А сочинять дайны тоже может кто ни попадя? А это наследие предки оставили своим кровным наследника или тем, кто первым успеет юридически оформить бесхозное наследство? И хорошо ли отдают себе отчёт в своих действиях те, кто пытается урвать себе некий ресурс духовных сил, условно называемый "духовным наследием предков латышей"?

По некоему стечению обстоятельств все "отцы-основатели" движения младолатышей являлись самоучками-энциклопедистами (позволим себе такой ненаучный термин). Если исследовать процесс обучения и образования Кр. Баронса, то с современной точки зрения он не выдерживает никакой критики – всё отрывочно, хаотично, не до конца. Единственный законченный цикл образовательного процесса у него пришёлся на время 4-летнего обучения в Митавской гимназии, да и то не без "случайного" везения, счастливого случая и жесточайшей необходимости. Ведь на тот исторический момент у сельских жителей, каким был юноша Кришьянис, не было подтверждающих личность документов. Без документов не разрешалось отъезжать от места жительства более, чем на 30 вёрст, а для того, чтобы документы получить нужно было разрешение властей. За Кришьяниса ходатайствовал сам генерал-губернатор Прибалтийского края А.А.Суворов и как образцово закончивший гимназию он был принят в Тартуский университет без экзаменов. И уже больше домой не возвращался, причём в прямом смысле слова – мы не нашли ни одного свидетельства того, чтобы он приезжал навестить своих родных после отъезда в 1862 г. в Санкт-Петербург. И даже переписку с ними он практически не вёл под предлогом, что письма часто теряются или их могут прочитать посторонние. А это крайне неприятно...

Университет в Тарту Баронс из-за материальных затруднений не закончил и уже больше нигде официально не учился. При этом за три года работы в газете "Pēterburgas Awīses" опубликовал около 100 научно-публицистических статей. И, что ничуть не менее важно, сумел это сделать понятно для самых малограмотных и плохо образованных читателей. А ведь для этого уже необходимы специфические знания и умения психолога и дидактика. И откуда они у него вдруг появились?

Публицистические статьи и научные работы писал на немецком, латышском и русском языках; в качестве домашнего учителя преподавал латынь; читал и переводил с французского, английского и литовского. 13 лет преподовал немецкий язык в Мариинсой женской гимназии в Москве. И думается, что для работы с дайнами нужно было достаточно уверенно ориентироваться в языках и культурном наследии ливов и куршей. Откуда такая широта познаний?

А кто знает, что в университете Кр. Баронс изучал, в первую очередь, математику, физику и астрономию? А откуда такие интересы?

Проще всего одарить отца дайн восторженным эпитетом "гений", но это ровным счётом ничего не объяснит, т.к. в одном месте в одно время собрались Кр. Валдемарс, Кр. Баронс, Юр. Алунанс, Ат. Кронвалдс, Фр. Бривземниекс... И целая плеяда пусть менее значимых, но не менее искренних в своих порывах переустроителей социальных отношений с феодальных на буржуазные...

Семейная жизнь Кр. Баронса являлась таковой только на первый взгляд. С уверенностью можно утверждать, что никто из читающих этот текст такую "семейную" жизнь нормальной признать бы не смог. Более того, тот знакомый юности, который уступил ему своё место домашнего учителя в семействе Станкевичей, как раз и покидал эту работу по причине собственной женитьбы. А муж и отец семейства Кр. Баронс провёл на этом месте 26 лет своей "семейной жизни", встречаясь с женой и сыном один-два раза в год. За этот период в семействе Баронсов родились и умерли ещё трое детей, но информации о том, что Кр. Баронс видел места их погребения, мы тоже не нашли. "Милая Доринка...", -- писал Баронс в очередном письме, сообщая , что очень занят и приехать возможности никакой нет...

В 1880 г. его малограмотная жена Дарта вместе с 15-летним сыном Карлисом самостоятельно поехала познакомиться с престарелой свекровью из Санкт-Петербурга в курлянскую Дундагу. Энгеле и Дарта познакомились, нашли общий язык, бабушка посмотрела на внука... Когда Кр. Баронс узнал о состоявшейся поездке жены, он отнёсся к этому одобрительно и ….перестал собираться отвезти жену и сына познакомить со своей матерью. Он продолжил заниматься систематизацией дайн.

В жизнеописаниях Баронса его взаимоотношения с женой Дартой не рассмотрены практически никак, а её биография, происхождение, род занятий до замужества и в отсутствии мужа описаны очень схематично и отрывочно. В то время как Баронс обучал и воспитывал детей Ивана Станкевича его собственный сын воспитывался исключительно матерью. "Любовь – это не только одинаковое звучание двоих, но и гармония душ", – эта строка из записной книжки Кр. Баронса устраивает всех официальных его биографов. Ведь из написанного можно сделать однозначный вывод: они любили и понимали друг друга. И это главное.

Дарта ценила подаренный ей судьбой шанс быть рядом с любимым мужем, старалась в меру понимания помогать в его делах. В частности во время их рижского периода жизни в её обязанности входило получение и отправление счетов и научной корреспонденции, ведение их общего хозяйства. За это время она самостоятельно съездила в Санкт-Петербург на могилы детей. Информации нет, но видимо Баронс оставался в это время в Латвии.

Умерла Дарта Бароне 19.06.1914 г., перед самым началом I мировой войны и была похоронена рядом с семьями Валдемарс ( Kr. Valdemārs, Luīze Johanna Valdemārs (dz. fon Ramm), Ester Klark) и Треуландс (Fr. Treulands-Brīvzemnieks, Otīlija Treulande (dz. Šubergs).

Только вот на каком основании? Ведь по закону это были абсолютно разные семьи, а кладбище было самым престижным немецким кладбищем Лифляндской губернии, места захоронений на котором стоили огромных денег. А у семьи Баронс таких денег просто не могло быть. И значит должно было быть некое решение властей о сохранении свободных мест для захоронения именно этих персон...

Разрешить захоронение на действующей площадке может только ответственная за это кладбищенское место персона. И если такое решение принимала в 1907 году Луиза Валдемаре, то она вряд ли разрешила бы хоронить поверх мужа и дочери. Значит это ещё два новых места. А одно оставалось ей самой. Всего как минимум пять. Очень большое место для такого кладбища. Даже если предположить, что Д. Бароне и Кр. Баронс захоронены поверх Кр. Валдемарса и его дочери. Но как-то недостойно для Отца дайн... И значит мест должно быть семь. И как такое могло случиться без предварительного плана?

Причём хронология такова:

Кришьянис Валдемарс 02.12.1825 – 07.12.1891 новый стиль
Эстер Кларк 1893
Фрицис Бривземниекс 01.11.1846 – 15.09.1907 новый стиль
Отилия Треуланде 1907
Луиза Валдемаре 30.11.1841 – 27.04.1914 ?
Дарта Бароне 22.01.1838 – 19.06.1914 ?
Кришьянис Баронс 31.10.1835 – 08.03.1923 новый стиль

Нет никакой информации о том, кто и как решил создавать на Большом кладбище Риги пантеон младолатышей, связанных с сохранением и популяризацией местного нематериального этнического наследия в виде дайн. И это при всей внушительности разброса дат их ухода из жизни: Кр. Валдемарс 1891 г. - Фр. Бривземниекс 1907 г. - Кр. Баронс 1923 г. Разброс дат составляет 32 года. Срок жизни целого поколения, на протяжении которого эти места никто не занял. Разве случайно такое возможно?

И приходится констатировать, что за все свои многолетние усилия в этом направлении от своих соотечественников из Рижского латышского общества Кр. Баронс удостоился именно нематериальной благодарности: его пожелание не устанавливать ему никакого памятника было исполнено дословно. После его похорон в 1923 г. на месте их с женой захоронений были оформлены небольшие земляные холмики, поросшие эфией.

На сохранившихся фото 60-х годов и 1981 года прошлого века видно, что территория их захоронений изменяла свой облик крайне незначительно. И только в 1985 г., к 150-летию со дня рождения Отца дайн, по заказу Рижского горисполкома под руководством т. А.П.Рубикса, комплекс, включающий в себя места захоронений Кр. Валдемарса, Кр. Баронса и Фр. Бривземниекса был переоборудован под место национального поклонения духовным Отцам народа. Хорошо это получилось или не очень – это уже другой вопрос.

А нас интересует следующее.

На фотографиях прошлого века видно, что ещё в начале 80-х годов там стояла совсем скромная, вмурованная в бетонный постамент, чёрная гранитная стела с отдельными эпитафиями: Krišjānis Barons... и Dārta Baron (dz. Rudzīt)...

И вот тут начинается загадка. Фото не чёткие, мы можем ошибаться, но очень похоже, что дата рождения Кр. Баронса и дата и год рождения Д. Бароне указаны ошибочно... По крайней мере видно, что год рождения Дарты указан как 1839, а правильно будет 1838...

И видимо поэтому, перенесённая без проверки на новый памятник в 1985 г., эта информация выглядит следующим образом:

Krišjānis Barons 18 X 1835 - 08 III 1923
Dārta Barone 19 I 1839 - 19 VI 1914

А должно быть так:

Krišjānis Barons 31 X 1835 - 08 III 1923
Dārta Barone 22 I 1838 - 19 VI 1914

Надо иметь ввиду, что день рождения Кр. Баронса не 18, а 19 октября. Да ещё по старому стилю. А раз дата смерти указана в соответствии с новым стилем, то и дату рождения во избежании путаницы необходимо было гравировать в соответствии с новым стилем. Ведь в противном случае как будут правильно читаться даты на памятнике Дарты Бароне, где и без того перепутаны число и год рождения? И зачем вносить такую путаницу в этот процесс?

При этом очень похоже, что сделано это было дважды. И тогда возникает вопрос: а что, давно стали нормой два снаряда, попавших в одну воронку? И произошедший факт действительно является случайностью?

Rīga. Lielie kapi. Krišjāņa un Dārtas Baronu kapa vieta

А саму загадку мы озвучим следующим образом:

  1. Кто являлся столь безграмотным заказчиком первого, стоявшего до 1985 г. памятника: родственники или некая общественная организация?
  2. Как смогли так ошибиться скульпторы и архитекторы нового монумента?
  3. Почему молчали и молчат ныне здравствующие многочисленные потомки Кр. Баронса, коих по миру насчитывается около сорока ?
  4. С каких пор нанесённые на памятник неправильные даты перестали считаться неуважительным отношением к умершему ?
  5. Неужели никто из перечисленных нами заинтересованных лиц не знает, что переполировка и гравировка уже имеющегося элемента обойдётся в ценах 2022 г. никак не дороже 500.00 евро вместе с демонтажем, транспортом, установкой на прежнее место и налогом? И это неподъёмная сумма? И никому не стыдно?...
Статьи:

Как мы живём, такими нас и запоминают. Очень скромный, не требующий внимания к своей персоне, чудаковатый в глазах окружающих. Весь погружённый в понятный ему мир поэтических образов-дайн, ради возможности находиться в котором отказавшийся практически от всех других благ жизни, под конец своих дней Кр. Баронс не испытывал иллюзий на тему способностей всех и каждого понять и принять ценности наследия предков. Он не говорил об этом публично, но не верил в способности пришедших к власти новых политиков оценить и правильно воспринять ценность наследия предков. И об этом в своём исследовании: --"КРИШЬЯНИС БАРОН" История жизни – писала искусствовед Саулцерите Виесе (1932-2004), приводя цитату из воспоминаний современника и хорошего знакомого Кр. Баронса композитора Эмиля Мелнгайлиса (1874-1954): « До последней минуты ум его оставался светлым и ясным. Он был недоволен всей нашей жизнью. 7 марта сын читал ему газету. Он очень осуждал политическую атмосферу, в которой мы жили. Его огорчали интриги государственных деятелей. Можно сказать, последними словами Барона были: "Никакие они не политики!"

А что происходит сегодня? Да всё тоже. Вспомните: с момента смерти Баронса прошло 40-45 лет и в далёкой заморской стране одна очень известная нам дама начала исследовать латышский народный фольклор. Она писала и издавала (!) книги, в которых, в том числе, исследовалась тема солнца, латышскости, латышских ценностей... Будучи очень образованной дамой – бакалавром искусств, магистром психологии, доктором экспериментальной психологии – она не могла не знать, как Кр. Баронс оценивал действия политиков с точки зрения духовности, просветительства и обыкновенной порядочности. И что? А ничего, дама с упоением занялась политикой. Не так давно, в 2016 году, выпустила в электронной версии своё давнее исследование о месте Латвии в новой Европе. При этом, согласно информации, предоставленной на сайте ООН "Счётчик населения" уже два десятилетия население Латвии уменьшается со средней скоростью 60 жителей в сутки. Вот такие солнечные дайны!

А теперь о том, зачем всё это сказано, если заявленной темой является описание места захоронения Кр. Баронса. А затем, что в идеале установленный памятник должен характеризовать похороненного с точки зрения современников и будущих поколений. И в случае с Баронсом это правило соблюдено в точности. Современники – "управленцы" его не поняли, cовременники – "последователи" оказались в явном меньшинстве.

Поэтому в привычном для нас понимании памятника на могиле Кр. Баронса нет. Как нет и его могилы.

Есть невыразительный пантеон нескольким младолатышам, романтично воспринимавшим идею национального становления, на поверку оказавшегося очередной буржуазной РЕ-волюцией.

Есть приблизительно определённое, многократно перекопанное место, покрытое чахлым газоном плохо растущей в тени больших деревьев травы, на территории которого установлена очень скромная могильная табличка. А в нескольких метрах расположен барельеф работы знаменитого скульптора Яниса Зариньша (1913-2000), одного из авторов саласпилского мемориала. В интернете можно найти множество фотографий этого барельефного изображения.

Есть разворованное и варварски разрушенное старинное кладбище в центре современной Риги, из которого пытаются сотворить городской парк, но без детских площадок и весёлого смеха отдыхающих.

Есть явно выраженное ощущение, что непонятно что и как делать с этим местом в дальнейшем...

Надгробия не ставте мне,
Не надо для меня камней.
Мой памятник уже стоит.
Из золота он дайн отлит.
А лучше посадите дуб, –
Чтоб рос могучий жизнелюб,
Чтоб друг и недруг мог придти
И тень живящую найти.

(Поэтическое завещание Кр. Баронса)

Большое кладбище, Рига, февраль 2020 г. Общий вид пантеона младолатышей.Большое кладбище, Рига, февраль 2020 г. Общий вид пантеона младолатышей.
Большое кладбище, Рига, февраль 2020 г. Общий вид пантеона младолатышей.Большое кладбище, Рига, февраль 2020 г. Общий вид пантеона младолатышей.
Большое кладбище, Рига, февраль 2020 г. Таблички на местах захоронения Кришьяниса Баронса, Дарты Бароне и Фрициса Бривземниекса.Большое кладбище, Рига, февраль 2020 г. Таблички на местах захоронения Кришьяниса Баронса, Дарты Бароне и Фрициса Бривземниекса.
Большое кладбище, Рига, февраль 2020 г. Памятник Кришьянису Валдемарсу.Большое кладбище, Рига, февраль 2020 г. Памятник Кришьянису Валдемарсу.
Большое кладбище, Рига, февраль 2020 г. Мемориальные таблички на могилах Кришьяниса Баронса, Дарты Бароне и Фрициса Бривземниекса (Трейландса).Большое кладбище, Рига, февраль 2020 г. Мемориальные таблички на могилах Кришьяниса Баронса, Дарты Бароне и Фрициса Бривземниекса (Трейландса).
Большое кладбище, Рига, февраль 2020 г. Табличка на месте семейного захоронения Баронсов.Большое кладбище, Рига, февраль 2020 г. Табличка на месте семейного захоронения Баронсов.
Большое кладбище, Рига, февраль 2020 г. Табличка на месте семейного захоронения Баронсов.Большое кладбище, Рига, февраль 2020 г. Табличка на месте семейного захоронения Баронсов.
Большое кладбище, Рига, февраль 2020 г. Таблички на местах захоронения Кришьяниса Баронса, Дарты Бароне и Фрициса Бривземниекса.Большое кладбище, Рига, февраль 2020 г. Таблички на местах захоронения Кришьяниса Баронса, Дарты Бароне и Фрициса Бривземниекса.
Большое кладбище, Рига, март 2020 г. Барельефный памятник Кришьянису Баронсу (1835-1923) работы Яниса Зариньша (1913-2000).Большое кладбище, Рига, март 2020 г. Барельефный памятник Кришьянису Баронсу (1835-1923) работы Яниса Зариньша (1913-2000).
Большое кладбище, Рига, март 2020 г. Барельефный памятник Кришьянису Баронсу (1835-1923) работы Яниса Зариньша (1913-2000).Большое кладбище, Рига, март 2020 г. Барельефный памятник Кришьянису Баронсу (1835-1923) работы Яниса Зариньша (1913-2000).
Большое кладбище, Рига, март 2020 г. Барельефный памятник Кришьянису Баронсу (1835-1923) работы Яниса Зариньша (1913-2000).Большое кладбище, Рига, март 2020 г. Барельефный памятник Кришьянису Баронсу (1835-1923) работы Яниса Зариньша (1913-2000).
Большое кладбище, Рига, март 2020 г. Барельефный памятник Кришьянису Баронсу (1835-1923) работы Яниса Зариньша (1913-2000).Большое кладбище, Рига, март 2020 г. Барельефный памятник Кришьянису Баронсу (1835-1923) работы Яниса Зариньша (1913-2000).
Большое кладбище, Рига, март 2020 г. Барельефный памятник Кришьянису Баронсу (1835-1923) работы Яниса Зариньша (1913-2000).Большое кладбище, Рига, март 2020 г. Барельефный памятник Кришьянису Баронсу (1835-1923) работы Яниса Зариньша (1913-2000).
Большое кладбище, Рига, март 2020 г. Барельефный памятник Кришьянису Баронсу (1835-1923) работы Яниса Зариньша (1913-2000).Большое кладбище, Рига, март 2020 г. Барельефный памятник Кришьянису Баронсу (1835-1923) работы Яниса Зариньша (1913-2000).
Большое кладбище, Рига, март 2020 г. Общий вид пантеона духовных отцов атмоды.Большое кладбище, Рига, март 2020 г. Общий вид пантеона духовных отцов атмоды.
Большое кладбище, Рига, март 2020 г. Общий вид пантеона духовных отцов атмоды.Большое кладбище, Рига, март 2020 г. Общий вид пантеона духовных отцов атмоды.
Большое кладбище, Рига, июль 2020 г. Подпись скульптора на памятнике Кр. Баронсу.Большое кладбище, Рига, июль 2020 г. Подпись скульптора на памятнике Кр. Баронсу.
Большое кладбище, Рига, июль 2020 г. Подпись скульптора на памятнике Кр. Баронсу.Большое кладбище, Рига, июль 2020 г. Подпись скульптора на памятнике Кр. Баронсу.
Статьи из СМИ (нажмите)

Дата публикации 17.03.2020

Фрицис Бривземниекс
(20.10) 01.11.1846 - (03.09) 15.09.1907

Исследуя деятельность младолатышей мы уже неоднократно заявляли, что абсолютное большинство из них по происхождению являлись этническими немцами. Да, как правило они были выходцами из семей мелких землевладельцев и служащих; родители многих из них служили управляющими, приказчиками, писарями, землемерами, брали в аренду усадьбы – но их предки не являлись крепостными и относились к привилегированному слою жителей Прибалтийских губерний. Для примера:

  • Родители Кр. Валдемарса (1825-1891). Отец – хозяин дома и усадьбы "Vecjunkuri" Martiņš Valdemārs (1780-1853). Мать – Marija (1786-1865). Брат - онемечившийся историк-архивист Johann Heinrich Valdemar (1818-1880)
  • Родители Кр. Баронса (1835-1923). Прадед Martiņš и дед Ansis были владельцами дома и усадьбы, а отец Jūris не смог наследовать этот дом по семейным обстоятельствам. Мать Enģele была дочерью хозяина дома и усадьбы "Ajaslauki". Его брата и сестёр звали: Ansis (1827-1912); Katrīne; Līze (1830-1916); Marija (1832-1910); Kristīne Kronberga (1828-1893); Anna Treijere; Made Freivalde.
  • Родители Юр.Алунанса (1832-1864). Отец – Andrijevs (1797-1858), арендовал усадьбы и хозяйства. Мать – Hedviga (ур. Sniedze-Brunovska). Никогда не состояли в крепостной зависимости.
  • Фридрихс Малбергс (1824-1900). Fridrihs родился в семье хозяина усадьбы "Antēs". Окончил учительскую семинарию в Ирлаве. Работал учителем волостных школ. Женился на наследнице усадьбы "Vecskultēs". Единственная дочь – Emīlija.
  • Родители Атиса Кронвалдса (1837-1875). Отец Kristaps был сельским ремесленником, однако сыну сумели дать пусть хаотичное, но заметное по тем временам образование: после Лиепайской уездной высшей школы он год проучился в Берлинском и закончил учительские курсы в Тартуском университетах. При рождении получил имя Otton-Hristian Kronvald и начальное образование получал под попечительством двух немецких священников. Придумал и ввел в обращение около 200 новых латышских слов.
  • Родители братьев Кришьяниса (1830-1904) и Эрнестса Динсбергисов (1816-1902). Отец – Fricis Dinsbergs. Мать – Marija Dinsberga (ур. дочь Ķīru Ernesta). В семье было много детей, но по интересующей нас теме выделим двоих. При этом остальных звали: Ansis, Kārlis, Edde, Trīne, Bille и ещё несколько уже утраченых имён. Жену Кришьяниса звали Anna (ур. Sīmane), а их детей: Šarlote Matilde, Lizete Vilhelmīne, Anna Paulīne Marija.
  • Родители Екабса Звайгзните (1833-1867). При рождении получил имя Jēkabs Štern. Отец арендовал корчму и мог позволить сыну получить неплохое образование, достаточное для дальнейшей работы домашним учителем и учителем волостной школы. Понятно, что Zvaigznīte это латышскоязычный, дублирующий по смыслу фамилию Štern, псевдоним.
  • Родители Рудольфа Блауманиса (1863-1908). Отец Matīss Blaumaņis (-- - 1894) служил поваром в поместье Ērgļu. Мать Karlīne служила там же горничной. При рождении сыну дали имя Kārlis Rūdolfs Leonīds Blaumaņis. В дальнейшем семья взяла в аренду усадьбу и переехала туда.
    • В семье разговаривали по немецки, а латышский язык мальчик выучил играя с другими детьми прислуги. Образование так же получил на немецком языке. Произведения писал на обоих языках.
    • Не женат, детей нет.
    • (С точки зрения хронологии Рудольф Блауманис к движению младолатышей не относится в силу своего возраста. Однако его фигура является весьма заметной в современной латышской истории и мы обязательно к ней ещё вернёмся.)

В подавляющем большинстве случаев женились эти мужчины так же на этнических немках и их дети зачастую ощущали себя так же немцами (семейство Алунансов, семейство Динсбергисов). Так почему же они упорно называли себя "латышами" и требовали уважительного отношения к своему противопоставлению с немецкой диаспорой?

Сразу оговоримся, почему мы так много внимания уделяем вопросу этнического происхождения первых представителей местной латышской интеллигенции. Потому, что как вы лодку назовёте – так она и поплывёт.. Именно назовёте, а не переименуете. А немец прозвучало прежде, чем латыш.

Вот какие, например, ассоциации вызывает у вас полное имя одного из основателей движения младолатышей, автора более 500 слов новообразующегося латышского языка Юриса Алунанса – Gustavs Georgs Fridrihs? Или его родного брата – Heinrihs Remperts Hanss? Или их сестры – Vilhelmine Amalija?

Всё, что с нами происходит в жизни, мы рассматриваем с позиции самоидентификации. А на формирование этой точки зрения не могут не повлиять три фактора: наследственность, среда и воспитание. В противном случае не удастся сформировать понятную и прогнозируемую личность – именно сформировать, так как этот процесс является искусственным от начала и до конца. И занимается этим процессом весь окружающий нас социум, так как это является одной из его наиглавнейших задач. И с этой точки зрения у всех младолатышей с "личностью" всё было в порядке – каждый из низ жил в почти полном противопоставлении себя окружающим их современникам... Но всё-таки им хватало характера,некоего стимула, идеи, цели – достижению которых они считали нужным посвящать свои жизни.

Вот что заметно: при формировании новой политической нации упор делался на культурное "облагораживание" остатков коренного населения под руководством отщепенцев от нации пришлой. С одной стороны это было вполне логично, так как без подобного руководства ничего бы, похоже, и не случилось бы. А с другой стороны зачем было всё это делать, если это нанесёт удар по твоему собственному народу, выходцем из которого ты являешься? Носителем культурного кода которого себя ощущаешь. И какое отношение к немецкой культуре имеют старинные латышские дайны? И как можно воспринимать чужое культурное наследие как своё собственное, если оно передаёт и сохраняет сам "дух" народа, к которому ты не относишься по своему происхождению и воспитанию?

И вот тут самое время задаться вопросом: за шесть с половиной веков немецкого правового и культурного владычества на этой территории – кто кого ассимилировал? Кого здесь стало больше – облатышившихся или онемечившихся? Какая культура какую поглотила и "отредактировала" – немецкая латышскую или наоборот? И если смотреть на ситуацию с этой стороны то для этнических латышей увиденное должно быть плачевным, так как их этнос по сути стал носителем транслированных в него инородных для него ценностей – и религиозных, и этических, и этнических и т.д.

Согласны, можно сделать предположение, что именно царящая в социуме несправедливость и подвигла этих немногих, но безусловно талантливых и активных представителей интеллигенции, на столь решительные ненасильственные действия по преобразованию социальных отношений в окружающем их мире. Но по факту эти ненасильственные действия стали завершающим этапом 650 лет очень даже насильственных действий, приведших к тому, что некогда самодостаточные племена и народности перестали существовать в прежнем своём виде, а были вынуждены принять навязанные им условия.

"Преобразовывающее, облагораживающее, совершенствующее" воздействие оказывалось на них всегда либо силой, либо обманом. И младолатыши тут не исключение. В чём обман?

Фрицис Бривземниекс (1846 –1907) при рождении получил фамилию Treilands или даже скорее Treuland, что в вольном переводе с немецкого на современный латышский означает примерно то же, что и Brīvzemnieks. Причём второй вариант фамилии более предпочтителен, т.к. в переводе с немецкого Treiland не обозначает ничего, а Treuland означает "доверяют земле". Что уже подтверждает нашу версию.

Его родители были этническими немцами: отец Jēkabs Treilands (1820-1901) был шорником и арендатором корчмы, а деда звали Fricis и он был хозяином усадьбы "Rūnu". Мать Jūlija Treilands, дочь горшечника из Скрунды, предки которого пришли из Саксонии, в девичестве носила фамилию Haak. После её смерти Jēkabs женился вторично на девушке Аnne Šmiti из Айзпуте.

Жила их семья небогато, но родители сумели дать сыну университетское образование, позволившее в дальнейшем заниматься поэзией, переводами, публицистикой, юриспруденцией, а так же изучать и популяризировать фольклор.

По прошествии времени Fricis Treulands-Brīvzemnieks женился на девушке по имени Otīlija Šubergs, так же этнической немке. В дальнейшем её имя стало звучать как Otīlija Treulande.

А вот "Brīvzemnieks" это уже псевдоним. Может быть творческий. А может быть политический. Но при любом раскладе это ширма, занавеска, игра в "пряталки", попытка понравиться собеседнику-зрителю-доброжелателю и обмануть собеседника-скептика-противника. И попытка уклониться от кармической ответственности за свои поступки в масштабах всего своего РОДА, всех своих предков, благодаря усилиям которых – вообще-то – мы и появляемся на этот свет. Ведь всё происходит в режиме причинно-следственных связей и этого принципа никто не отменял.

А ведь что такое "псевдоним"? В переводе с греческого PSEUDOS – ложь, а ONYMA — имя. Но сначала всё-таки ложь. Может быть даже во спасение, из лучших побуждений. Так сказать – во благо. Тут не будем спорить, т.к. лично с Фр.Бривземниексом мы знакомы не были и его истинные душевные порывы нам не известны. Но всем нам известно изречение о благих намерениях, которыми выстлан путь в ад. А с этим спорить хочется ещё меньше...

Известно, что псевдонимы чаще всего используют персонажи медийные – писатели, артисты, политики... И вполне возможно представить себе псевдоним как декларацию убеждений своего носителя. Можно допустить, что дословный перевод "Бривземниекс" – "Свободно живущий на земле" – это и было искренним стремлением Fricisa Treilandsa/ старая орфография Fr. Brihwsemneeks-Treuland/ Фрица Екабовича Трейланда/ Фёдора Яковлевича Трейланда. Но между "хотеть и мочь" есть большая принципиальная разница. И эта разница не всегда заметна невнимательному зрителю. А ведь бывают ещё зрители преданные, фанатичные, экзальтированные – т.е. ещё более невнимательные...И тогда призыв "Делай как я" будет воспринят радостно и дословно.

Фр.Бривземниекс был похоронен на бывшем Большом кладбище Риги рядом с могилой Кр. Валдемарса, умершего на 16 лет раньше. А что являло из себя это кладбище в 1907 г.? Можно без всякого преувеличения сказать, что это было самое престижное немецкое кладбище Лифляндской губернии и её столицы, настоящий пантеон родовитых семейств Прибалтийского дворянства, имевшее к тому моменту 134-х летнюю историю. При этом этнический немец Кр. Валдемарс, хоть и родился в простой семье с очень средним достатком, но на момент смерти был женат на дворянке немецкого происхождения и был возведён в личное дворянство за заслуги перед Российской империей. А вот за Бривземниексом ничего подобного не числилось.

Известно, что старший брат Кр. Валдемарса умер за 11 лет до смерти самого Валдемарса, и похоронен не в Риге. И хоронила Кришьяниса не жена – из-за плохого самочувствия Луиза приехать в Ригу из Москвы на тот момент не смогла. Гроб с телом Валдемарса сопровождали в Ригу его друзья, "московские латыши", а непосредственно организацией похорон занимались представители Рижского латышского общества. И рядом с могилой Валдемарса наверняка было оставлено место для членов его семьи.

Очень сомнительно, чтобы в те годы заранее был предусмотрен вариант создания в перспективе пантеона духовных основателей движения младолатышей – и это решение получило одобрение властей. А с другой стороны как без этого одобрения на центральной части престижнейшего кладбища вплоть до 1923 г. – года смерти Кр. Баронса – сохранялись как минимум 3-4 свободные места для захоронений умерших, не принадлежавших к семье Кр. Валдемарса, а именно: Фр.Бривземниекса и его жены (оба в 1907 г.), Дарты Бароне и Луизы Валдемаре (обе в 1914 г.) и Кр. Баронса (1923 г.). Но факт остаётся фактом – кто-то этот момент продумал и все три младолатыша, связанные со сбором и сохранением духовного наследия латышей в виде дайн, похоронены вместе. В течении 32-х лет.

Мы пишем о захоронении жены Бривземниекса рядом с ним основываясь исключительно на догадках о том, что это должно было произойти именно так. На данный момент никакой информации о месте захоронения этнической немки Отилии Треуланде нам найти не удалось. О памятнике с её именем и говорить не приходится. Хотя от имени Рижского латышского общества Фр.Бривземниексу был установлен очень скромный (приблизительно 800х800х80), изготовленный из чёрного гранита памятник, в дальнейшем сильно пострадавший и, видимо, утерянный (на фотографии 1981 г. можно рассмотреть осколки могильного памятника и крупные буквы текста).

В 1985 г., к 150-летнему юбилею Кр. Баронса, территория захоронения Кр. Валдемарса, Кр. Баронса и Фр.Бривземниекса по заказу Рижского горсовета была перепланирована и оформлена в виде пантеона основателей движения младолатышей. Архитектурные элементы и планировку разрабатывали архитекторы Юрис Дамбис и Айварс Гиболс. А вот барельефные изображения Кр. Баронса (1985 г.) и Фр.Бривземниекса (1986 г.) изготовил очень известный в Латвии скульптор, один из авторов Саласпилского мемориала, Янис Зариньш (1913-2000). В исследованных источниках мы нигде не встретили никаких претензий к скульптурам со стороны искусствоведов. Но и об общем виде и состоянии пантеона на сегодняшний день так же никто не высказывается. Такая "неинтересная" тема.

Хотя на самом деле общее впечатление от увиденного такое: взяли имевшийся ранее строгий чёрный фрак, пришили к нему белые накладные карманы и сказали – мы так видим! И носим не глаженным...

И ссылка на казённый, подневольный подход к этому вопросу в советское время не выдерживает критики, т.к. и тогда это делали латыши для латышей и с тех пор прошло уже время целого поколения. При этом увиденное красноречиво говорит само за себя прямым текстом – сегодняшним латышам не интересно...И не понятно..

В 5-6 метрах от барельефного памятника установлена скромная гранитная табличка с выгравированной эпитафией, посвящённой Фр. Бривземниексу. Остаётся только догадываться, где примерно между этими ориентирами расположена могила интеллигента – младолатыша, мечтавшего о Свободной жизни на земле...

Статьи:
Большое кладбище, Рига, март 2020 г. Барельефный памятник Фрицису Бривземниексу (1846-1907) работы Яниса Зариньша (1913-2000).Большое кладбище, Рига, март 2020 г. Барельефный памятник Фрицису Бривземниексу (1846-1907) работы Яниса Зариньша (1913-2000).
Большое кладбище, Рига, март 2020 г. Барельефный памятник Фрицису Бривземниексу (1846-1907) работы Яниса Зариньша (1913-2000).Большое кладбище, Рига, март 2020 г. Барельефный памятник Фрицису Бривземниексу (1846-1907) работы Яниса Зариньша (1913-2000).
Большое кладбище, Рига, март 2020 г. Барельефный памятник Фрицису Бривземниексу (1846-1907) работы Яниса Зариньша (1913-2000).Большое кладбище, Рига, март 2020 г. Барельефный памятник Фрицису Бривземниексу (1846-1907) работы Яниса Зариньша (1913-2000).
Большое кладбище, Рига, март 2020 г. Барельефный памятник Фрицису Бривземниексу (1846-1907) работы Яниса Зариньша (1913-2000).Большое кладбище, Рига, март 2020 г. Барельефный памятник Фрицису Бривземниексу (1846-1907) работы Яниса Зариньша (1913-2000).
Большое кладбище, Рига, март 2020 г. Барельефный памятник Фрицису Бривземниексу (1846-1907) работы Яниса Зариньша (1913-2000).Большое кладбище, Рига, март 2020 г. Барельефный памятник Фрицису Бривземниексу (1846-1907) работы Яниса Зариньша (1913-2000).
Большое кладбище, Рига, март 2020 г. Барельефный памятник Фрицису Бривземниексу (1846-1907) работы Яниса Зариньша (1913-2000).Большое кладбище, Рига, март 2020 г. Барельефный памятник Фрицису Бривземниексу (1846-1907) работы Яниса Зариньша (1913-2000).
Большое кладбище, Рига, март 2020 г. Барельефный памятник Фрицису Бривземниексу (1846-1907) работы Яниса Зариньша (1913-2000).Большое кладбище, Рига, март 2020 г. Барельефный памятник Фрицису Бривземниексу (1846-1907) работы Яниса Зариньша (1913-2000).
Большое кладбище, Рига, июль 2020 г. Подпись автора на памятнике Фрицису Бривземниексу.Большое кладбище, Рига, июль 2020 г. Подпись автора на памятнике Фрицису Бривземниексу.
Большое кладбище, Рига, июль 2020 г. Подпись автора на памятнике Фрицису Бривземниексу.Большое кладбище, Рига, июль 2020 г. Подпись автора на памятнике Фрицису Бривземниексу.
Большое кладбище, Рига, март 2020 г. Барельефный памятник Фрицису Бривземниексу (1846-1907) работы Яниса Зариньша (1913-2000).Большое кладбище, Рига, март 2020 г. Барельефный памятник Фрицису Бривземниексу (1846-1907) работы Яниса Зариньша (1913-2000).
Большое кладбище, Рига, март 2020 г. Барельефный памятник Фрицису Бривземниексу (1846-1907) работы Яниса Зариньша (1913-2000).Большое кладбище, Рига, март 2020 г. Барельефный памятник Фрицису Бривземниексу (1846-1907) работы Яниса Зариньша (1913-2000).
Большое кладбище, Рига, март 2020 г. Надгробная табличка на могиле Фрициса Бривземниекса (1846-1907).Большое кладбище, Рига, март 2020 г. Надгробная табличка на могиле Фрициса Бривземниекса (1846-1907).
Большое кладбище, Рига, март 2020 г. Надгробная табличка на могиле Фрициса Бривземниекса (1846-1907).Большое кладбище, Рига, март 2020 г. Надгробная табличка на могиле Фрициса Бривземниекса (1846-1907).
Большое кладбище, Рига, март 2020 г. Общий вид пантеона духовных отцов атмоды.Большое кладбище, Рига, март 2020 г. Общий вид пантеона духовных отцов атмоды.
Большое кладбище, Рига, март 2020 г. Общий вид пантеона духовных отцов атмоды.Большое кладбище, Рига, март 2020 г. Общий вид пантеона духовных отцов атмоды.
Статьи из СМИ (нажмите)

Дата публикации 01.04.2020

Кенотаф деятелям Первой атмоды

Самый крупный мемориальный комплекс на месте реального (в пределах одного кладбища) захоронения сразу нескольких деятелей движения младолатышей расположен на территории бывшего Немецкого, а затем переименованного в Большое, кладбища в Риге. Причём место это было выбрано не случайно, т.к. Кришьянис Валдемарс (1825-1891), Фрицис Бривземниекс (Трейландс) (1846-1907), Кришьянис Баронс (1835-1923) и его жена Дарта Бароне (ур. Рудзите) (1839-1914) похоронены именно тут. Могила Екабса Звайгните (Штернс) (1833-1867) в ходе реорганизации бывшего кладбища в парк утрачена и её расположение не известно.

Памятник Кришьянису Валдемарсу представляет из себя обелиск из чёрного карьерного гранита, изготовленный в Швеции и привезённый в Ригу одной из столичных фирм, специализировавшейся на благоустройстве кладбищенских мест. В дальнейшем на памятник была нанесена соответствующая пожеланию заказчика информация в виде текстов, дат жизни и бронзовых декоративных элементов. Всё это происходило по инициативе и под руководством Рижского латышского общества, собиравшего пожертвования и обеспечившего как захоронение Кр. Валдемарса в 1891 году, так и установку памятника на его могиле в 1898 г.

На этой же площадке в 1985 г., к 150-ти летию со дня рождения Кр. Баронса, по инициативе Рижского горсовета был установлен барельефный памятник работы скульптора Я.Зариньша. При этом сама территория была перепланирована под пантеон основателям движения младолатышей и приобрела современный вид.

В 1986 г. здесь же был установлен ещё один барельефный памятник работы Я. Зариньша, посвящённый Фр. Бривземниексу.

Точной информации нет, но возможно именно в эти годы на территорию пантеона был перенесён памятник с могилы Кр. Динсбергиса и его жены Анны Динсбергис (ур.Sīmane), ранее установленный в другом месте Большого кладбища на месте их захоронения.

И вот в 2002 г., после очередной перепланировки территории пантеона, при участии Рижского латышского общества был изготовлен и установлен кенотаф деятелям Первой атмоды, могилы которых за прошедшие годы были утрачены. Здесь значатся следующие фамилии:

  • Kaspars Biezbārdis (1806-1886), Maskava
  • Andrejs Spāģis (1820-1871), Saratova.
  • Augusts Daugulis (1839-1899), Peterburga.
  • Jēkabs Zvaigznīte (1833-1867), Lielajos kapos, Riga.
  • Jānis Sproģis (1833-1918), Kijev.
  • Rihards Tomsons (1834-1884), Novgorodas apgabala.
  • Jūlijs Purāts (1835-1897), Kauņa.
  • Andrejs Diriķis (1853-1888), Batumos.
  • Eduards Volteris (1856-1941), Kauņa.
  • Henrijs Visendorfs (1861-1916), Peterburga.

Надо сказать, что торжественное открытие этого памятного знака состоялось вечером 31.10.2002 г. и было приурочено к 167-й годовщине со дня рождения К. Баронса. И невзирая на то, что над созданием проекта трудились скульптор и архитектор, а финансировался этот заказ Рижской Думой, в тексте эпитафии допущен ряд непростительных неточностей.

Во-первых, видимо из-за малопригодного для ручного гравирования качества материала, авторы попытались максимально сократить количество букв в тексте. В результате город Санкт-Петербург дважды обозначен просто как "Петербург".

Во-вторых в XIХ в. в России не было областей и Рихардс Томсонс умер от тифа в Новгородской губернии, а не в области (т.е. guberņa, а не apgabala).

В-третьих доподлинно известно, что Рихардс Томсонс умер от тифа 23 марта 1893 г., а не 1884 г., как указано на кенотафе. И родился не 28, а 26 апреля (по новому стилю).

В-четвёртых Jānis Sproģis родился 20.VI.1833 или 1835 г., но никак не 19.XII., как указано на кенотафе. При этом принявший православие и полностью обрусевший он называл себя исключительно Иваном Яковлевичем Спрогисом.

В-пятых Eduards Volteris родился 18.III по новому стилю, а никак не 20.III.

В-шестых в датах жизни Henrija Visendorfa допущена путаница: даты рождения указаны по новому стилю, а даты смерти – по старому.

И вот тут уже хочется спросить – а не многовато ли для одного скромного кенотафа? И каким ещё эпитетом, кроме "мусорное", можно охарактеризовать подобное изготовление памятного знака? При этом "изделие" простояло уже 18 лет. И ничего, всех всё устраивает.

Статьи:

А ведь и качество выполненной гравировки оценить можно только на очень слабую "троечку". Плохо сделано всё: подбор материала для памятника, выбор шрифта, разметка букв и цифр, сама гравировка... Такое впечатление, что работа выполнялась "за Христа ради", бесплатно для заказчика. В частных фирмах при подобном выполнении заказа работу всегда требуют переделать. За счёт изготовителя, так как оправданий у него нет.

Ведь что такое плохо читаемый текст? Это "испорченный телефон" при подаче исторической информации. И если эта информация сама по себе мало известна, а некоторые её части в интернете можно найти только на латышском языке, то при современном уровне информированности в данном вопросе тиражируемые неточности постепенно будут накапливаться и вводить в заблуждение зрителей. Что неуважительно по отношению ко всем: и к тем, кого почтили и к тем, кто это делает... А здесь примеров в избытке:

  • Совершенно не понятно, в каком году родился Augusts Daugulis. При этом правильным ответом будет "1830".
  • Плохо читаемы цифры в датах смерти Andrejsa Dīriķisa, где размещены три разных по размеру и по форме "8".
  • Очень некорректно исполнена цифра "6" в датах смерти Jēkabsa Zvaigznīte.Только с помощью справочной литературы удалось узнать, что умер он в 1867, а не в 1887 г.

Да и во всех датах похожие по форме цифры 3,5,6,8,9 явно не удались. Но ведь скульптор знал, на что шёл. Зачем было выбирать такой шрифт и размер знаков для гравировки?

А что написано в самой первой, самой верхней строчке памятника? Неужели было не понятно, что при подобной обработке камня вся грязь сверху будет стекать в первую очередь туда и текст со временем станет плохо читаем?

В таком случае это что за изделие: памятник или проформа на случай "если спросят"? Тогда тем более нужно было делать лучше, чтобы потом не переделывать.

Ну а тетерь небольшая справочная информация о исторических персонажах, которым посвящён кенотаф:

– Kaspars Biezbārdis / Kaspars Beezbard / K. Beesbardis / Kaspars Ernests Biezbārdis / Каспар Эрнст Биезбардис / Каспар Каспарович Биезбардис. Отец – хозяин усадьбы "Biezbāržos" в волости Слокас. В дальнейшем владелец усадьбы "Belles" в Катлакалнсе.

Получил немецкоязычное образование, позволившее в дальнейшем работать домашним учителем в семье священника из Саласпилса. Преподавал немецкий язык в Рижской духовной семинарии и латышский язык в Александровской гимназии. Активно публиковался в прессе балтийских немцев. Сам причислял себя к участникам младолатышского движения. По происхождению этнический немец.

Andrejs Spāģis / A. Spāg /. Отец – Andrejs, хозяин дома и усадьбы "Spaģu". Мать – Orte. Образование получил в немецкоязычной культурной среде с участием попечителя Georga fon Dorotezena. Работал учителем, публиковался в немецкоязычной печати (газета "Kolner Zeitung"). Совместно с Фр.Бривземниексом участвовал в составлении русско-латышско-немецкого словаря. По происхождению этнический немец.

Augusts Daugulis / Augusts Daugelis. Жена – Jeva, сын – Alfrēds. Родители жили в эстонской части Лифляндии, переселившись туда из Mazsalacas. Считается первым латышским профессиональным художником-графиком, мастерству обучался у балто-немецкого художника Frīdriha Meideļa. Работал в своей мастерской в Санкт-Петербурге. По происхождению этнический немец.

Jēkabs Zvaigznīte / Jēkabs Štern. Отец – арендатор корчмы, жена- Marija Zvaigznīte, дочь- Lidija Holšteine. Работал учителем, занимался литературой в жанре сказок, рассказов, литературной критики. Участник движения младолатышей. По происхождению этнический немец.

Jānis Sproģis / Иван Яковлевич Спрогис. Отец-Jēkabs, мать- Anna, сестра- Ede. Ещё в детстве вместе с семьёй принял православие и считал себя истинным православным христианином. Окончил церковно-приходскую школу, затем Рижское духовное училище, Рижскую духовную семинарию, учился в Санкт-Петербургской духовной академии. Сам о себе писал: «По плоти латыш, но в духе своём превратившийся в полного и постоянного русского человека».

На государственной службе носил чин действительного стацкого советника, дававший право на получение российского дворянского звания с правом передачи титула по наследству. Его гражданский чин соответствовал чинам генерал-майора в армии и контр-адмирала во флоте, а так же придворному чину камергера. Кавалер пяти государственных орденов Российской империи. Состоял почётным членом нескольких научных обществ. В оценке исторических процессов исходил из идеи исконной принадлежности Латвийских и Литовских земель российскому государству.

Был увлечён идеей перевода латышской и литовской письменности с латиницы на кириллицу. К деятелям Атмоды себя никоим образом не причислял, а по поводу написания работ на латышском языке и на латышские темы высказывал неохоту. По происхождению, скорее всего, этнический немец.

Rihards Kārlis Tomsons. Отец- староста поместья в Aizkraukles, девичья фамилия матери- Streitfelde, её брат был генералом и значит мог иметь дворянский титул. Учился в Валмиерской уездной школе, а затем в сельскохозяйственной академии в Германии. Работал управляющим поместьем, бухгалтером фабрики, журналистом, актёром и режиссёром. Вместе с Bernhardu Dīriķi и Jāni Frīdrihu Baumani основал Рижское латышское общество.

Один из инициаторов и организаторов Первого праздника песни в 1873 г.

Был дважды женат на женщинах немецкой национальности. Детей нет.

В 1870-71 гг. являлся председателем Рижского латышского общества, а в 1869 г. одним из организаторов установки памятника на месте захоронения Г. Меркеля в Катлакалнсе. По иронии судьбы при изготовлении этого памятника так же была допущена ошибка в написании дат жизни немецкого философа-просветителя. И ошибку эту также никто до сих пор не исправил. Так что его можно с полным основанием назвать ещё и основоположником этой "традиции" в деятельности Рижского латышского общества (читать с долей юмора). По происхождению этнический немец.

Jūlijs Purāts. Музыкант, дирижёр, первый руководитель хора Рижского латышского общества. Больше никакой другой информацией мы не располагаем, но судя по имени, образованию, образу жизни и кругу общения являлся выходцем из немецкоязычной среды.

Andrejs Dīriķis (псевдоним Andrijevs Jonaitis) - брат журналиста и сооснователя Рижского латышского общества Bernharda Dīriķa. Их отец содержал корчму. Брат и сын брата похоронены на рижском Большом (бывшем Немецком) кладбище. По происхождению этнические немцы.

Eduards Volteris / нем. Eduard Volter / лит. Eduardas Volteris / Эдуард Александрович Вольтер. Дед служил пастором в Aizpute, отец содержал аптеку в Риге. Окончил Рижскую губернскую гимназию. Учился в Лейпцигском, Дерптском, Московском, Харьковском университетах. Магистр русской словестности. Практически всю свою научную деятельность посвятил изучению и популяризации культурного наследия Литвы, работая в Вильно и Каунасе.

Критиковал Ивана Яковлевича Спрогиса за его попытки написания латышских и литовских слов русскими буквами. Утверждал, что это тормозило развитие латышского и литовского языков. По происхождению этнический немец.

Heinrijs Visendorfs, при рождении получил имя Indriķis Ķiparts. Родился в семье мельника, учился в немецкой школе в Риге, а затем в гимназии в Санкт-Петербурге. С целью беспошлинного получения наследства был усыновлён бездетным богатым дядей, братом матери, по фамилии Wissendorff и сменил имя. Разбогатев женился на дочери состоятельного голландского купца. Стал богатым и известным в России предпринимателем. Занимаясь меценатством принял участие в издании трудов Кр. Баронса по сбору и систематизации дайн. И надо признать, что очень во многом благодаря его усилиям 6-томное издание дайн вышло в свет. По происхождению этнический немец.

Как видно из приведённой информации абсолютно все перечисленные на кенотафе деятели Первой атмоды являлись этническими немцами, публично отказавшимися от принадлежности к породившему их этносу. Если спроецировать подобную ситуацию на себя, то каждый из нас согласится, что такое может произойти исключительно для достижения какой-то значимой цели. А уж о том, какие личные цели преследовали именно эти исторические персонажи, мы сейчас можем только догадываться.

Однако неоспоримым остаётся тот факт, что до сих пор существует сегрегация по этническому признаку между потомками балтийских немцев и потомками коренных жителей этих земель. Причём в пределах одной новообразованной политической нации. Что и продемонстрировало всем Рижское латышское общество в 2002 г., устанавливая этот кенотаф.

А ещё на всеобщее обозрение в очередной раз явлено удивительно неуважительное отношение современных латышей к памяти и историческим заслугам тех, во многом благодаря кому и существует новообразованная политическая нация "ЛАТЫШИ". Напомним:

  • в статье, посвящённой Гарлибу Меркелю опубликована информация о ошибке в датировании лет жизни философа-просветителя на установленном в его честь памятнике; (Статья из Журнала)
  • в статье, посвящённой Кришьянису Валдемарсу опубликована информация о идентичной ошибке на памятнике, установленном в его честь и о вызывающе неуважительном отношении современников к памяти членов его семьи; (Статья из Журтала)
  • в статьях, посвящённых Кришьянису Баронсу и Фрицису Бривземниексу опубликована информация о устойчивом впечатлении непонимания и забвения, которое создаётся в процессе созерцания мест их захоронений; (Статья из Журтала (Кришьянис Баронс), Статья из Журтала (Фрицис Бривземниекс))
  • и, наконец, в этой статье опубликована основанная на неопровержимых доводах информация о поверхностном, невнимательном, неуважительном отношении латышскоязычных современников к увековечиванию исторической памяти их предшественников.

Возможно, кто-нибудь скажет, что это случайность. Может быть и так. Но вы посмотрите на памятник З.А. Мейеровицсу в Риге...

Статьи из СМИ (нажмите)

Эрнест Динсбергис
(12.01) 24.01.1816-(17.04) 29.04.1902

Кришьянис Динсбергис
(30.04) 12.05.1830- (31.08) 12.09.1904

Странно, но никто – нигде – никак не пытается поставить вопрос и ответить на него: как можно получить хорошее академическое образование через САМООБРАЗОВАНИЕ ? А ведь практически все младолатыши прошли через этот "таинственный" процесс. При этом попробуйте встать на их место : – интернета, книг, библиотек и даже просто учебников – нет; электричества, транспорта, общения с образованными – нет; опыта подобной деятельности, методик в области образования для выходцев из семей необразованных – нет; средств на оплату образования – практически нет... Как в таких условиях можно стать писателем, литератором, учителем, просветителем, издателем и литературным критиком, лингвистом, фольклористом, переводчиком, журналистом? И всё это через самообразование? Знаете другие примеры, пускай даже из современной жизни?

А почему не физиком, химиком, математиком, врачом, астрономом, инженером, архитектором... Улавливаете, почему?

Сейчас зададим чисто гипотетический вопрос, не относящийся к конкретным историческим персонажам: Вы действительно верите, что в одно время в одном месте, случайно, может появиться такое количество способных – и даже гениальных, не знакомых друг с другом – самоучек, которые на слух, при свече, в перерывах между сельхозработами учились писать-читать-считать, а затем преуспевали в выучивании иностранных языков, в изучении фольклорного наследия предков, в придумывании слов для нового языка, в разработке направлений деятельности нарождающейся нации?... И всё это случайно, само по себе, без чёткого плана взаимодействия "внутри" и жёсткого контроля "извне"? И с оглушительным положительным результатом за каких-то 50-60 лет?

Вы действительно считаете, что достаточно сказать: всё, я больше не немец (или какой-то другой национальности), я теперь латыш (или какой-то другой национальности) – и Ваша самоидентификация изменится? Вы перестанете думать как немец, смотреть на мир как немец, перестанете стремиться в жизни к тому, к чему стремится подавляющее большинство других немцев? У Вас изменится психотип? Вы захотите воспитать своих детей "не немцами"?

Вы видите, что на Ваших глазах, Вашими руками, в Вашей голове создаются новая культура, новый язык, новая история... Не с тысячелетним опытом предыдущих поколений, а рождающиеся в созданных через самообразование в Ваших мозгах образах и понятиях... Вам не станет страшно брать на себя такую ответственность за судьбы поверивших Вам?

И какого названия заслуживают те, кто на все эти вопросы ответит: – Да, я верю. Мне не страшно.

Тогда вопрос: какие наиболее выраженные черты характера присущи представителям немецкой культуры? Правильно: педантичность и упорядоченность. А теперь вспомните самый известный лично Вам пример умопомрачительных педантичности и упорядоченности при исполнении однажды взятых на себя обязанностей? Правильно – младолатыш Krišjānis Barons (1835-1923) и его работа над 6-томным изданием собрания латышских народных песен-дайн. Его биографы часто определяют этот труд как один из наиболее объёмных в мировой истории всех времён и народов. И занимался он этой деятельностью более 50-ти лет своей жизни. И сложив воедино всю имеющуюся в свободном доступе информацию о его родителях, о ближайших его родственниках и их семьях у нас появились все основания искренне считать Кр. Баронса по происхождению этническим немцем, женившемся на этнической латышке. (Статья из Журнала)

А разве не требует выдающейся педантичности и упорядоченности сам процесс самообразования, через который прошли практически все младолатыши и первая волна интеллигентов новообразованной латышской политической нации? Вы можете себе представить, чтобы юноша 16-22 лет, общаясь на родном для него немецком и прекрасно владея латышским языками, за 6 лет самостоятельно (!) изучил ещё 6 языков – русский, латынь, греческий, французский, литовский и даже древнееврейский? И не только изучил, но и занимался переводами и даже сам писал на этих языках стихи. И это где и когда? В Митаве (ныне Елгаве), в 1848 – 1854гг., учась в гимназии. При этом юноша даже не ходил на ежедневные гимназические занятия, а изучал предметы гимназического курса по собственной методике у себя на съёмной квартире. А зачёты и экзамены сдавал экстерном. И звали его Jurijs Alunans / Gustavs Georgs Fridrihs (1832-1864). Придумал около 500 новых слов для новообразующегося латышского языка. Младолатыш. Этнический немец.

А вот, например, Atis Kronvalds / Kronwalda Attis / Otton-Hristian Kronvald / Оттон-Христиан Кронвальд (1837-1875), не получивший никакого законченного и упорядоченного образования и по образному определению биографа – лютеранского пастора и этнического немца Карлиса Кундзиньша (1850-1937) являвшийся "талантливым дилетантом". Так вот кроме латышского и немецкого он самостоятельно изучил русский, старорусский и литовский языки. Занимался лингвистикой, литературой, переводами на латышский язык школьных учебников, публицистикой, педагогикой, общественной деятельностью и сумел придумать для вновь создающегося латышского языка более 200 новых слов. Среди которых: vēsture, satversme, burtnīca, varonis, ceļš, pilsonis, dzejolis, izglītība, slimnīca, pilnvara, vēstule, zinātne ... А так же десятки новых литовских слов.

При этом биографов не смущает факт, что лингвистика, педагогика, этнография, филология, литературоведение являются гуманитарными науками и занятие ими подразумевает наличие академического образования. А не только патриотического устремления почувствовавшего себя младолатышом этнического немца к улучшению жизни коренного населения конкретной территории.

Да и вообще смеем утверждать, что среди младолатышей и первой волны латышских интеллигентов этнических латышей практически не было. Как и в дальнейшем, вплоть до 20-30-х годов XX века. И, кстати, возможно потому, что присущие латышам, как этносу, черты характера совсем не способствуют подобного рода усилиям и достижениям. И эта мысль не нова. Об этом подробно и обстоятельно писал в своих трудах Гарлиб Хельвиг Меркель / Garlībs Helvigs Merķelis / Garlieb Helwig Merkel (1769-1850), немецкий философ-просветитель, убеждённый и последовательный борец за отмену крепостного права в Лифляндской губернии начала XIX века. На 100-летний юбилей которого Рижское латышское общество установило памятный камень с эпитафией: "От благодарных латышей". (Статья из Журнала)

При этом уже само собой разумеющейся выглядит информация, что у истоков создания в 1868 г. Рижского латышского общества стояли три этнических немца – публицист, младолатыш Бернхард Дирикис/ Bernhards Dīriķis (1831-1892); архитектор, младолатыш Янис Фридрих Бауманис/ Jānis Frīdrihs Baunanis (1834-1891); предприниматель, публицист, общественный деятель Рихард Карлис Томсон/ Rihards Kārlis Tomsons (1834-1893).

Да и вообще у истоков любого направления научной и общественно – культурной жизни новообразованной политической нации стояли именно этнические немцы. И с одной стороны это было абсолютно оправдано, ведь крепостные этнические латыши номинально получили свободу только в 1817-1819 гг. и ни о каких образовательных и управленческих традициях в их среде не могло быть и речи. Но с другой стороны позвольте задать вопрос: а почему, в таком случае, вчерашние "немцы" дружно решили переименоваться в "латышей"? И как у них получилось сделать это столь массово, организованно и успешно?

И уже полной закономерностью выглядит факт, что автором гимна Латвийской республики, принятом Сеймом Латвии в 1920 г., является этнический немец Карлис Бауманис/ Karlis Baumanis (1835-1905). Да, он был хроническим алкоголиком и живя в Санкт-Петербурге вёл настолько "богемный" образ жизни, что от него ушла жена. Да, музыка и текст гимна вызывают у части латышей такие большие сомнения в подлинном авторстве и уместности, что в 2011 г. даже проводился сбор подписей в поддержку предложения о замене гимна на другое, вроде как более соответствующее этому назначению музыкальное произведение. Но активных противников нынешнему положению вещей нашлось немного и инициатива активистов затухла. Всё осталось на своих местах. (И, кстати, предлагавшаяся в качестве нового гимна песня "Saule, Pērkons, Daugava" написана на слова Яниса Райниса/ Jānis Krišjānis Pliekšans (1865-1929). А автор музыки – современный композитор Мартиньш Браунс/ Mārtiņš Brauns (1951). Что вполне вероятно – оба являются представителями немецкого этноса. Конспирология? Нет, просто информация).

И вообще биографии младолатышей откровенно похожи на легенды. И среди этих легенд одной из самых невероятных выглядит жизнеописание Эрнеста Динсбергиса/ Ernests Dinsbergis/ Ernests Dinsbergs/ Dunsberga Ernsts (1816-1902).

Его родители, скорее всего, были этническими немцами. Отца звали Fricic Dīnsbergs, он владел усадьбой и служил лесником у местного барона. А мать Marija Dīnsberga / ур.Ķīru, Ernesta meita/.

Братьев и сестёр звали: Kārlis, Ansis, Krišjānis, Edde, Trīne, Bille. Брат Ansis, школьный учитель, своим детям дал имена: Ernests Gustavs и Kārlis Fridriķis. И это не единственный пример в семье, видимо для них это было традиционно и поэтому, скорее всего, родным языком в семье был немецкий. А значит вполне возможно, что его родители были бедными, но лично свободными крестьянами, предки которых попали на эту территорию в качестве колонистов-переселенцев из Европы. А это уже во многом объясняет "случайное" внимание со стороны благородных господ по отношению к юному интеллектуалу.

В тоже время, если взять посвящённые описанию жизни младолатышей работы Saulcerīte Viese (1932-2004) "Школа в глубине леса" и "Кришьянис Баронс", то из них выяснится, что:

  • немецкий язык Э. Динсбергис начинал изучать на слух, прислушиваясь к разговорам господ. А вот когда местный священник взял его на работу кучером, с 17-летнего возраста,уже стал использовать для этого словари и написанные по-немецки книги.
  • его очное образование ограничилось двумя месяцами (!) школы для крестьянских детей, где ему показали как выглядят буквы и цифры. А уже читать, писать и считать, в дальнейшем, он научился самостоятельно, в 6-летнем (!) возрасте.
  • в возрасте 21 года, непосредственно перед началом профессиональной учительской деятельности, его на несколько месяцев направили на курсы Учительской семинарии.
  • условием его назначения учителем школы для крестьянских детей в Кубеле в первые годы было самообеспечение себя всем необходимым с небольшого участка земли возле этой самой школы.
  • обеспечение школы всем необходимым инвентарём, принадлежностями, УЧЕБНИКАМИ, равно как и ремонт, отопление, поддержание здания в технически исправном состоянии так же ложились на плечи единственного учителя...

При этом к концу жизни в творческом багаже гения-самоучки самостоятельно освоенный русский язык и более 300 печатных публикаций, среди которых: переводы из "Одиссеи" Гомера, "Фауста" Гёте, роман "Хижина дяди Тома" Гарриет Бичер-Стоу... Множество переводов статей, связанных с естествознанием, педагогикой, библиографией...Масса публикаций и творческое сотрудничество с выпускавшейся в Санкт-Петербурге газетой "Pēterburgas Awises"... Переводы стихов, стихи собственного сочинения и даже слова к известной абсолютно всем латышам рождественской песенке "Ak, eglīte"... И всё это исключительно через САМООБРАЗОВАНИЕ !

Являясь первопроходцем нарождающейся латышской национальной культуры Э. Динсбергис не имел возможности опереться на опыт предшественников, ибо таковых ещё не было. Вся его деятельность строилась на попытках привнесения в мир этнических латышей знаний из мира немецкой культуры и науки. И если посмотреть список из 104 переведённых им на латышский язык литературных и научных произведений, то почти все они переведены с немецкого языка. То есть перевод с перевода, когда живость художественного языка уже утеряна, а остаётся только смысловая составляющая. И видимо поэтому его труды на данный момент абсолютно не востребованы и забыты. Приходится признать, что заслуженно.

Все его биографы черпали информацию о нём, как о личности, из двух литературных источников: его, опубликованной в 1904 г. " Aвтобиографии" и увидевшем свет в 1928 г. жизнеописании "Ernests Dīnsberģis" за авторством этнического немца Līgotņu Jēkaba / Jēkabs Roze (1874 -1942). Причём на титульном листе первого значится пометка: "Дозволено цензурою. Рига, 15 октября 1903.г."; а второй выдержан строго в антинемецком и "пролатышском" идеологическом ключе. И потому наиболее похож на правду очерк-комментарий, оставленный уже нашим современником, известным латышским писателем Имантом Зиедонисом / Imants Ziedonis (1933-2013) и входящий в опубликованную в 1982 г. книгу "Курзимите". Лейтмотивом которого является неминуемо наступающее забвение...

Может быть не прав был И.Зиедонис в 1982 году? Ну, если посмотреть на памятник Krišjānisa Dīnsberģisa/ Krišjānis Dīnsbergs / Krīšs Dusbergu (1830-1904), родного брата Эрнеста Динсбергиса, то да, прав.

Этот могильный памятник был перенесён на территорию пантеона духовных отцов движения младолатышей, видимо, одновременно с установкой барельефных памятников Кр. Баронсу /1835-1923/ и Фр.Бривземниексу /1846-1907/ в 1985-86 гг.. Ранее он находился на семейном кладбищенском месте Кришьяниса и Анны Динсбергис где-то на территории Большого кладбища Риги. Но в процессе перепланировки кладбища под парк место это было утрачено, а вот памятник сохранился.

Конечно, по значимости своего вклада в движение младолатышей Кр. Динсбергис никак не может сравниться с "духовными отцами". Он был лично знаком с ними всеми, внёс свой вклад в общее дело работая учителем школы для крестьянских детей в Варве / Vārves skola/, а затем организовав и открыв Ужавскую морскую школу /Užavas jurskola/. А вот в дальнейшем переехал жить в Ригу, занялся литературой, издательским делом, владел частной платной библиотекой. И.., в отличии от своих более именитых соратников, не преминул дать своим детям хорошее по тем временам воспитание и образование.

Во-первых губернский город европейского уровня и насколько возможно интересное, расширяющее кругозор, окружение. Во-вторых уже с детства широкие связи и знакомства в среде будущей национальной элиты. В-третьих ничем не ограниченный выбор средств достижения высокого интеллектуального уровня молодёжи. А так как , в первую очередь, интеллектуальный уровень связан с языком и культурой, на базе которых получаемая информация усваивается, то и образование своих детей – без сомнения – педагог по образованию Кр. Динсбергис организовал на немецком языке. В противном случае он бы был патриотично настроенным, но профессионально непригодным педагогом, а по отношению к своим собственным детям – даже предателем. А зачем ему это могло быть нужно? Ведь младолатыши декларировали и активно претворяли в жизнь идеи многонационального социального устройства с широким представительством национальных меньшинств и их прав на национальную самобытность. Этого требовала идея буржуазного социального устройства.

Да и в отличии от старшего брата Эрнеста своего "пронемецкого" мировосприятия не скрывал: его жена была этническая немка Anna Dīnsberg /ур.Simane/ (1833-1903), а вот дочерей звали: Šarlote Matilde, Anna Paulīne Marija, Lizete Vilhelmīne... Абсолютно не исключено, что образованные девушки прекрасно изъяснялись на латышском языке. Но с такими именами думали они по-немецки. Не иначе.

Сам памятник при демонтаже и перестановке на новое место несколько пострадал. Большое кладбище ранее называлось Немецким, похоронены здесь были в абсолютном большинстве немцы и памятники им устанавливали, видимо, тоже немцы. А значит добротно и качественно. И соединение между верхней и нижней частями памятного знака было сделано с расчётом на многие десятки лет. Те, кто занимался демонтажем, этого не учли и стела частично разрушилась. По большому счёту ничего особо страшного не произошло, но потратить 30.00 евро на ремонт нужно, иначе трещина будет расти. Да и рельефная гравировка на пёстром красном граните требует регулярной, хотя бы раз в год, чистки.

Хотя, если посмотреть на все памятные знаки пантеона, это общая проблема для всего комплекса.

Большое кладбище, Рига, февраль 2020 г. Надгробный памятник Кришьяниса и Анны Динсбергис.Большое кладбище, Рига, февраль 2020 г. Надгробный памятник Кришьяниса и Анны Динсбергис.
Большое кладбище, Рига, февраль 2020 г. Эпитафия на надгробном памятнике Кришьяниса и Анны Динсбергис.Большое кладбище, Рига, февраль 2020 г. Эпитафия на надгробном памятнике Кришьяниса и Анны Динсбергис.
Большое кладбище, Рига, март 2020 г. Надгробный памятник Кришьяниса и Анны Динсбергис рядом с барельефным памятником Фрицису Бривземниексу.Большое кладбище, Рига, март 2020 г. Надгробный памятник Кришьяниса и Анны Динсбергис рядом с барельефным памятником Фрицису Бривземниексу.
Большое кладбище, Рига, март 2020 г. Тыльная сторона надгробного памятника Кришьяниса и Анны Динсбергис. Повреждение, возникшее при демонтаже и переносе памятника на новое место.Большое кладбище, Рига, март 2020 г. Тыльная сторона надгробного памятника Кришьяниса и Анны Динсбергис. Повреждение, возникшее при демонтаже и переносе памятника на новое место.
Большое кладбище, Рига, март 2020 г. Тыльная сторона надгробного памятника Кришьяниса и Анны Динсбергис. Повреждение, возникшее при демонтаже и переносе памятника на новое место.Большое кладбище, Рига, март 2020 г. Тыльная сторона надгробного памятника Кришьяниса и Анны Динсбергис. Повреждение, возникшее при демонтаже и переносе памятника на новое место.
Большое кладбище, Рига, март 2020 г. Тыльная сторона надгробного памятника Кришьяниса и Анны Динсбергис. Повреждение, возникшее при демонтаже и переносе памятника на новое место.Большое кладбище, Рига, март 2020 г. Тыльная сторона надгробного памятника Кришьяниса и Анны Динсбергис. Повреждение, возникшее при демонтаже и переносе памятника на новое место.
Большое кладбище, Рига, март 2020 г. Надгробный памятник Кришьяниса и Анны Динсбергис на фоне кенотафа деятелям Первой атмоды.Большое кладбище, Рига, март 2020 г. Надгробный памятник Кришьяниса и Анны Динсбергис на фоне кенотафа деятелям Первой атмоды.
Большое кладбище, Рига, март 2020 г. Надгробный памятник Кришьяниса и Анны Динсбергис на фоне памятника Кришьянису Валдемарсу.Большое кладбище, Рига, март 2020 г. Надгробный памятник Кришьяниса и Анны Динсбергис на фоне памятника Кришьянису Валдемарсу.
Большое кладбище, Рига, март 2020 г. Надгробный памятник Кришьяниса и Анны Динсбергис в пантеоне духовных отцов национального возрождения.Большое кладбище, Рига, март 2020 г. Надгробный памятник Кришьяниса и Анны Динсбергис в пантеоне духовных отцов национального возрождения.
Статьи из СМИ (нажмите)

Дата публикации 20.05.2020

Юрис Алунанс (01.05) 13.05 1832 – (06.04) 18.04.1864

(Gustav Georg Fridrich Allunan)

По оценкам специалистов, изучающих историю Российской империи второй половины XIXв., количество действующих младолатышей, в цифровом исчислении, было крайне невелико. Называются числа от 10 до 20. Но даже если они ошибаются в два раза, то тогда до 40. За все 30 лет..

А результат их деятельности – или приписываемой им деятельности – поразителен. Как такое может случиться?

Ну вот у нас вопрос к читателю. Ведь каждый из нас занимается созданием каких-то проектов, реализацией возникающих планов, планированием направлений деятельности.. И потому каждый из нас знает, что для достижения результата любого проекта нужен чёткий план, материальный и временной ресурс и ...везение. Удача.

А чем по сути проект младолатышей по пробуждению национального самосознания народа отличается от проекта любой среднестатистической семьи по созданию стартового положения для собственных детей? Принципиально ничем. Необходимы сами дети, материальный и временной ресурс родителей и благоприятные внешние условия. И чёткий план действий всей семьи.

А теперь представим себе, что этот семейный проект пущен на самотёк. Какова вероятность благостного результата в нужный момент?

Или другой вариант развития событий. Предыдущие поколения предков вкладывались в создание некой СЕМЬИ. Создавали ресурс, искали возможности, расширяли и укрепляли семью. Обрастали родственниками, преданными друзьями, заинтересованными должниками, дружественными ответственными лицами из числа представителей других семей. Какова вероятность достижения благостного результата при таком подходе к решению вопроса?

А если понадобится составить и реализовать план по достижению интересующего семью результата – у какой семьи это лучше получится?

Тогда вопрос: почему социум и вся официальная политика зачастую подходят к решению одних и тех же вопросов с противоположных точек зрения?

Ответ очевиден: отдельные составляющие социума действуют прогматично и логично, так как для них это жизненно необходимо. А политики – ангажировано. Другого ответа просто нет.

И если принять за аксиому массовую ангажированность политики и – увы – нередко стоящей у неё на службе современной науки, то становится понятно, откуда наука в таких случаях берёт ответы на самые насущные социальные вопросы современности.

II

Как пример мы хотим озвучить одну из самых фантастических страниц истории движения младолатышей, связанную с жизнью и деятельностью Юриса Алунанса, официально преподносимого как основоположника латышской национальной письменной поэзии.

Биография Ю. Алунанса нам известна практически из одного источника – монографии Теодора Зейфертса ((22.03) 03.04.1865-09.12.1929, latv. Teodors Zeiferts) '' Latviešu rakstniecības vesture'' ( ''История латышской письменной литературы''). При этом монография вбирает в себя всю известную историю появления на свет лат. яз., и самых первых литературных произведений на нём созданных. Совершенно не заостряя внимание на литературной ценности этих артефактов и их авторстве. Хотя вплоть до середины XIX в. организаторами-изобретателями языка и авторами публикаций на нём были исключительно германцы. И с точки зрения логики – для этнических германцев. Через этнических латышей.

А кто такой Т. Зейфертс? Если можно так выразиться это был ''крепкий карьерный литератор'' конца XIX начала XX вв., причём именно германского происхождения. И германского мировоззрения, ведь даже его творческие псевдонимы ''Teodors'' и ''Reinholds Kaupo' 'были взяты на германский манер.

При этом имя ''Теодор'' дословно переводится как ''дар Бога''. A второе словосочетание, если перевести дословно, означает следующее: протекая через многие германские земли река ''Рейн'' дарует свою ''благосклонность'' через объединение многих германских народов. А ливский вождь ''Каупо'' был первым из местных вождей,принявший христианство и ради сохранения своего властного положения перешедший на сторону германских завоевателей. А в дальнейшем, преследуя свои цели, помогавший германцам завоёвывать соседних братьев-ливов и эстов. Объединяясь таким образом с великой Германией. И добровольно передавший всё своё имение ливонским рыцарям...

И если собрать всю эту информацию воедино, то получится, что данный исторический персонаж видит и представляет себя окружающим как носителя Божественного дара, жизненное предназначение которого состоит в том, чтобы помочь своему народу – в данном случае латышам – влиться в благословленную германскую культурную среду. Или ввести их туда за собой. Ни много ни мало...

Или нам остаться в уверенности, что Т. Зейфертс ничего такого не мнил и его псевдонимы представляют из себя случайный набор звуков?

Т. Зейфертс родился в нынешнем Джуксте, закончил учительские курсы в Ирлаве и стал работать учителем приходской школы в Лубезерс. Как показала жизнь особыми талантами не блистал, но способности к литературному слогу и интерес к истории явно проявлял. Написал и опубликовал два сборника стихов, занимался литературной критикой, педагогической и просветительской деятельностью... И, видимо, ставил перед собой выраженную цель войти в элиту местной творческой интеллигенции. А где и как это можно сделать не имея выраженного таланта, как не из окололитературной ''чиновничьей'' среды?

Именно так он и поступал, медленно но верно продвигаясь по карьерной лестнице в среде литераторов. И непосредственно по пути в столицу.

Если посмотреть на его послужной список то видно, как он перешёл из одного на другое место работы, из Лубезерс в Олайне, именно по пути в направлении столицы. Это нисколько не умаляет его профессиональных способностей как учителя, но явно демонстрирует его планы на жизнь.

В интернете достаточно много информации о литературной деятельности Т. Зейфертса, его фото вместе с известными, но, практически, только местными литераторами тех времён. И при этом бросается в глаза особое внимание к его персоне со стороны государства – ну про кого ещё можно увидеть кинохронику 30-х гг., с титрами: сад, где он гулял... кабинет, где он работал... диван, на котором он лежал... кровать, на которой он умер... (Кино)

Нам неизвестно, как ему пришла идея написать главный труд своей жизни, но судя по тому, что монография выдержала переиздание в 1993г., её содержимое вполне устраивало и устраивает все сменявшие друг друга поколения национальной власти. А значит, не зависимо от таланта, написанное выдержано в нужном тоне и выставлено в нужном свете. Хотя если присмотреться внимательней – содержит массу умолчаний и явных попыток показать происходившее в нужном рассказчику ракурсе.

Остаётся только догадаться, кто выступал заказчиком этого исследования. Но если поинтересоваться последними местами работы Т. Зейфертса в 1920-29 гг., а это ни много ни мало лектор Латвийского Университета и редактор ежемесячного журнала министерства образования, то можно сделать вывод, что с поставленной задачей литератор вполне справился.

В 1936г. внимание к заслугам Т.З. проявилось ещё и в установке на его могиле памятника работы знаменитого скульптора Карлиса Янсонса (1896-1986). На данный момент у нас нет конкретной информации о истории создания этого монумента, но зная о том, что Т.З. умер от туберкулёза и видя на кадрах хроники как выглядит комната, в которой он скончался, можно с уверенностью предположить, что у семьи Т.З. не было средств на изготовление такого монумента. И значит, что скорее всего, увековечивание памяти происходило за государственный счёт, в знак признательности народа за его просветительскую деятельность.

Так вот что мы узнаём о Юрисе Алунансе (Ю.А.) от Теодора Зейфертса (Т.З.)

  • Ю.А. родился в глухой Лифляндской провинции в имении Яункалснавас, которое арендовали его родители: отец Андриевс Алунанс (1797-1861) и мать Эде (урожд. Ядвига Сниедзе-Бруновска), которые никогда не состояли в крепостной зависимости.
  • Осенью 1839 г., после пожара и неурожая, семья переехала поближе к уже устроившимся старшим детям в окрестности Митавы (Елгава).
  • Отец взял на попечение местное популярное заведение для отдыха горожан ''Зоргенфрей'', состоящее из парка и ресторана (у Т.З. сказанно - гостиницы). И судя по всему бизнес этот был семейным, так как Юрис вместе с младшим братом смогли пойти в уездную школу только в 1847 г., когда юноше исполнилось уже 15 лет.
  • В 1849-1854 гг. Юрис учится в Митавской гимназии и согласно опубликованной в википедии информации на русском языке – за это время самостоятельно изучает 7 языков (!): русский, немецкий, греческий, латынь, французский, литовский и древнееврейский.. Свободно читает в подлиннике Гомера, Овидия, Платона, Софокла, Эврипида.. Сам пишет стихи на выученных языках и занимается художественным переводом классиков на латышский...

Тут надо сказать, что публикация в википедии не соответствует реальной информации, озвученной 100 лет назад через Т. З. Его версия звучит следующим образом: «Он (Ю.А.)познакомился с (творчеством) с греческими, латинскими, немецкими, русскими классическими писателями, исследовал латышский язык, углубление (семантики) латышского языка...»

Согласитесь, тоже не плохо для самоучки. Но хотя бы без древнееврейского...

Надо сказать, что это не единственная ''неточность'', допущенная переводчиками Т.З. при подготовке публикации в википедии. Так, например, во всех остальных источниках информации указано, что Ю.А. является автором 500, а википедия на лат. яз. заявляет о создании 600 латышских слов. А время учёбы Ю.А. в Митавской гимназии увеличено публикаторами на 1 год.

К тому же латышский язык заявляется как родной язык Ю.А. А на самом деле Т.З. такого не утверждал.

Далее автор сообщает, что Ю.А. - ''... На гимназические занятия почти не ходит, а занимается самостоятельно, по собственной методике, у себя на съёмной квартире. А потом сдаёт зачёты и экзамены экстерном... Был случай, когда Юрис не выходил из своей комнаты две недели...''

'' Своё увлечение литературной деятельностью от родителей скрывает''... так как отец не одобряет отвлекающие от полезных дел занятия...

При этом интернет-страница, посвящённая Ю. А., наверняка довольно посещаема и эту информацию замечают многие. И в последний раз редактирование страницы происходило в сентябре 2021г. Но авторы публикации эти ''неточности'' не исправляют...

  • В конце 1855 г. поехал учиться в Дерпт, но провалил экзамен по математике и был зачислен вольным слушателем.
  • В начале 1856 г. сдал нужный экзамен и целый семестр изучал филологию. Однако после этого, по совету Кр. Валдемарса, перевелся на другой факультет и занялся изучением народного хозяйства и юриспруденции. Когда и стал в полной мере заниматься просветительством и литературной деятельностью.
  • В 1861 г. окончил Дерптский императорский университет и практически не заезжая домой отправился в Санкт-Петербург. Где уже в августе поступил в Лесной и межевой институт в качестве императорского стипендиата. Однако со сверстниками общего языка не нашёл, их представления о конституционном государственном устройстве считал как минимум на 25 лет преждевременными... И потому покинул институт в начале 1862 г.

То-есть обратите внимание: передовые на тот момент политические взгляды петербургских студентов этнический германец Ю. А. не разделял настолько, что покинул место учёбы. А ведь выбирать на тот момент было возможно только из двух вариантов государственного устройства – монархизм или конституционализм. При этом для описания отношения Ю.А. к политическим взглядам его сверстников по учёбе Т. З. употребляет термин «экзальтированные»... А атмосфера отрицания монархизма была для Юриса настолько тяжела, что он отказался в ней находиться...

И это не последняя ''закономерная странность'' в жизнеописании Ю.А. Так, его биограф Т.З. обходит полным молчанием отношение Ю.А.к религии вообще и к лютеранству в частности. Упомянув вскользь о том, что при крещении ''... его крёстными стали 4 члена семьи лютеранского священника Дебнера и Анна,сестра немецкого писателя Ленца''.. Но не объясняя при этом, что Дебнеры и Ленцы – это очень известные в те времена в Лифляндии семейства лютеранских священников, выходцы из которых являлись немецкоязычными писателями, просветителями, педагогами, благотворителями, актёрами... (Статья)

И раз они сочли нужным принять участие в судьбе новорожденного Юриса, (нем.) Gustav Georg Fridrich Allunan, значит родители Юриса вполне соответствовали им по каким-то своим качествам. А если это не было образованием, то скорее всего речь шла о мировоззренческих взглядах на этническое и религиозное единство...

Образованный, начитанный, с младенчества пребывающий в немецкоязычной атмосфере Ю.А. просто не мог не знать, что абсолютное большинство его предшественников на пути создания и популяризации лат. яз. как раз и являлись лютеранскими священниками. А на свою языкотворческую деятельность они смотрели – само собой разумеется – в первую очередь с точки зрения своих этнического происхождения, социального положения и профессиональных знаний и навыков. И личностно абсолютно зависели от одобрения их деятельности со стороны церковного управления.. А христианская вера лютеранского образца на этих территориях уже почти три столетия занималась идеологическим обслуживанием ненавистного для коренного населения германского владычества. И если Ю.А. действительно тонко чувствовал мелодичность и красоту природного лат. яз., то он должен был понимать, что не в интересах поработителей возвращать однажды уже украденное своим рабам...

(От себя добавим, что по логике вещей, в их интересах навязать своим рабам некий суррогат, подделку, китч, подобие, игрушку, имитацию, сделав в дальнейшем из этого ''подарка'' фе́тиш. И получив для себя от этого ''подарка'' максимальную выгоду..

И у нас нет никаких оснований полагать, что большое общее целое под названием ''GERMANI'' в случае с лат. яз. по какой-то причине сделало исключение). (Статья)

  • Когда в 1861 г. умер его отец Андриевс Алунанс, приложивший столько сил для того, чтобы суметь дать своим детям достойное образование, Юрис на похороны в Латвию не поехал. Но продолжал быть ''на связи'' с братьями...
  • При этом его мать Эде после смерти мужа, чтобы оплачивать учёбу двух младших сыновей, взяла на себя аренду нескольких кабаков. В это время ей было около 60 лет...
  • Немного поработал в газете ''Петербургас Авизеc'' и отправился поправлять здоровье к морю. А вскоре вернулся в Латвию, поселившись у младшего брата Инрикиса.
  • С начала 1864г. находился под постоянным полицейским надзором. А все его работы были запрещены к изданию.
  • Работая ранней весной в саду заболел, слёг и уже не поднялся. ''... Предчувствуя приближение смерти ...'' закурил сигару, порассуждал о ничтожности ( у Т.З. употреблён термин ''бредовости'') жизни, попрощался по очереди со всеми окружающими и спокойно отошёл...

Если кто-то сочтёт, что мы из написанного хоть что-то добавили от себя, то это не так. Мы ничего не придумывали. Такого просто и не придумаешь... Это общепринятая версия, описанная в монографии Т.З. Официально взятая за основу на государственном уровне. Просто её мало кто читает...

III

Главным вкладом Ю.А. в просветительскую деятельность младолатышей считается именно основание письменной латышской поэзии. Так как написанная им на латышском языке книжка стихов ''Песенки'' показала достойный просвещённых европейских народов уровень. Но нам думается, что это не так.. Ведь в истории латышской культуры Ю.А. позиционируется как основоположник латышского языкознания...

И потому главными достижениями его деятельности до́лжно считать те самые ''...около 500 новых слов'' лат. яз. Ведь это слова современного лат. яз. Слова, находящиеся в употреблении сегодня. Слова, которыми разговаривают современные латышскоязычные латвийцы. Разовьём мысль.

Новые слова называются неологизмами. Их изучением занимается наука неология, как раздел языкознания, изучающий новые слова. Всё вместе является одной из составляющих частей филологии как науки изучения языка.

Создание неологизмов – это не профессия и не искусство, а скорее Божественный процесс. В каком-то отдалённом смысле его, наверное, можно ''оцифровать'' и перевести в русло искусственно созданных правил. Но результат проявится только по прошествии многих десятков, а то и сотен лет.

А у социума пока нет опыта языкотворчества на столь отдалённую перспективу. Как и нет необходимых знаний о взаимосвязи людей и Планеты, на которой эти люди обитают. Компьютерных технологий, с помощью которых было бы возможно просчитать отдалённый по времени результат, на данный момент также не существует. По крайней мере в официальном пространстве такая информация отсутствует. И как быть?

Ведь формирование мыслительных образов, передающихся с помощью звуков, сложенных в слова и словосочетания – согласитесь, процесс сложнейший. И в нём всё должно соответствовать друг другу – и ментальность носителя языка, и его генотип, и традиционный уклад жизни, и возрастные, и половые особенности .. И ещё десятки, а может быть сотни других ''и''... А индивидуально-авторский неологизм, окказионализм, заимствования из других языков, которыми пользовались Ю.А. и его коллега по движению младолатышей Атис (Отто) Кронвалдс (1837-1875, автор примерно 200 новых латышских слов), это наипростейшие и как следствие – наиболее ущербные, с точки зрения результата, варианты языкотворчества. Ведь совершенство языка определяется не его мелодичностью, а его соответствием тем требованиям, которые логично было бы определить как ''способ приёма-передачи информации'' как внутри социума, так и вовне его. Ведь это те слова, пользуясь которыми современные латыши обращаются друг к другу, к представителям других национальностей, в своих молитвах к Богу...Чувствуете ответственность за результат?

Да, современная история знает множество случаев, когда создавались письменности существующих языков. Но ведь так и должно быть – сначала появляется язык, а потом передающая его письменность.. Но сам язык должен энергетически соответствовать использующему его народу. А процесс создания языка и возникновение-формирование народа являют собой единый процесс. И именно потому, что народ на этом языке передаёт-получает информацию внутри Природы, Бытия, Бога... И чем чётче, правильнее он это сделает, тем дольше просуществует, так как лучше поймёт сам себя. Или это не так?

Если обратиться к истории создания неологизмов в России, то там звучат такие имена как: М. Ломоносов, Н. Карамзин, Ф. Достоевский, В. Тредиаковский, И. Тургенев, М. Салтыков-Щедрин... Вот такая плеяда..И кто такой на их фоне Ю. Алунанс?

При этом на счету светил российской литературы и науки по 1-3-5-10, у Ломоносова несколько десятков новых, связанных с наукой, терминов... У Ю.А. около 500 предназначенных для повседневного использования слов!

Если сложить вместе 500 неологизмов Ю.А. и 200 неологизмов А.Кронвалдса, добавить к ним все 11 приставок, возвратную форму, частицы, суффиксы, окончания – то одно слово станет, в среднем, основанием для создания 20 слов. И вот вам уже и много более 10 000 новых современных слов. И если идти по пути подобных рассуждений, то без особого преувеличения можно сказать, что современный лат. язык латышам придумали Ю.Алунанс, А.Кронвалдс и другие талантливые самоучки 1850-70-х гг. На слух... Но в первую очередь – от рождения болезненный, самомнительный, не выдержанный, всю жизнь материально зависимый от своих родственников, не женатый, бездетный, индифферентный к женщинам Ю.Алунанс и не получивший никакого законченного системного образования ''талантливый дилетант'' А.Кронвалдс...

Первый прожил на свете 32 года, второй – 37 лет. Оба не имеющие необходимых познаний в филологии. Оба крещёные при рождении в лютеранство, но абсолютно не религиозные в жизни. Оба рождённые и проведшие детство в немецкой среде и этнически к латышам не относящиеся. Оба призывавшие остерегаться и избегать заимствований из немецкого языка, хотя образование и воспитание своё получившие именно и только на немецком ...

Ещё такой момент... Нам не удалось найти ни одного свидетельства того, как Ю.А. относился к своим предшественникам на литературном поприще. Пусть даже занимавшихся переводами. Пусть даже весьма немногочисленным. И это вполне можно объяснить ранним уходом Ю.А. из жизни (а умер он за год до рождения своего биографа Т.З.), что не позволило остаться описаниям зафиксированных при его жизни поступков, рассуждений, мотивов... Но тогда и всю остальную информацию и звучащие выводы логично будет поставить под знак вопроса...

Ведь, согласитесь, что с точки зрения убедительности, следующее утверждение Т.З. не выдерживает никакой критики: ''Поскольку Алунанс знал много языков и много думал о проблемах латышского, он знал, как пополнить его запас''. Скорее это утверждение можно отнести к действительно знатоку лат. яз., посвятившего несколько десятков лет изучению языка и составлению ''..превосходнейшей грамматики..'' не родного ему лат. яз. немцу Августу Иоганну Готфриду Биленштейну (1826-1907), лингвисту, члену-корреспонденту Императорской Санкт-Петербургской Академии наук. Издателю около 4800 латышских дайн, редактору Библии на лат. яз. и латышских словарей... Но с ним Атис Кронвалдс спорил. А вот с Ю.А. даже и не был лично знаком...

Начиная исследование мы были далеки от однозначного представления о том, каким был лат. яз. раньше, до начала его изучения германскими любителями и профессионалами в вопросах филологии. Существование, изменения, функционирование любых языков – вопросы сложнейшие. И одновременно судьбоносные для любого народа. И мы не собирались давать никаких оценок сложности и ''качеству'' языка латышского..

В нашу задачу входило рассмотреть вопрос о реальном вкладе исторического персонажа Ю.А. в то, что принято называть развитием лат. яз. И собранная нами информация восторга не вызывает... И не только у нас.

Ведь если принять на веру официальные оценки деятельности Ю.А., то его без всяких преувеличений можно назвать одним из величайших гениев в истории латышской политической нации. Но почему-то его таковым не считают... Более того, создаётся устойчивое впечатление, что его персону сознательно стараются не затрагивать. Обратите внимание:

  • После ранней смерти Ю.А. был похоронен абсолютно отдельно от всех своих родственников, хотя за три года до этого уже умер его отец и их вполне можно было похоронить рядом. Тем более, что и мать Ю.А. уже была в преклонных годах... А семьи у их любимца Юриса не было..
  • Реального литературного наследия Ю.А. практически не существует. За исключением первого издания сборника переведённых на лат. яз. стихотворений ''Песенки'', состоящего из 37 переводов, в первую очередь германских авторов и 1 авторского стихотворения. И второго, уже посмертного, дополненного издания этого сборника. А так же сборника публицистических статей из альманаха '' Двор. Природа. Вселенная'', издаваемых в 1859-1860 гг. И некоторого количества публицистических статей из газеты ''Петербургас Авизес''. Вы читали? Мы тоже нет.
  • Памятник-обелиск на его могиле появился только спустя 38 лет, в 1902 г. И на данный момент у нас нет абсолютно никакой информации о том, кто этот памятник устанавливал. Хотя это весьма любопытно было бы узнать исходя из следующих двух моментов.

Если памятник был поставлен на общественные средства, то это явилось бы косвенным, но показателем признания народом заслуг Ю.А. Но в таких случаях принято делать отметку, напр. ''От благодарного народа''. Но такой отметки нет.

А если памятник установлен родственниками Ю.А., то можно предположить, что уходящее поколение семьи Алунансов решило увековечить память о своём рано ушедшем болезненном родительском любимце. Но тогда они не могли не заметить, что выгравированные даты рождения и смерти Ю.А. не соответствуют действительности.

А вот это уже загадка. И разгадывая её попробуйте вспомнить ещё какой-то известный вам пример, когда бы в датах на памятнике было бы допущено такоё количество ошибок. А потом в течении 120 лет так и не исправленных. Хотя технически это вполне возможно даже без демонтажа обелиска.

И как правильно было бы воспринимать подобный факт – как дань уважения к памяти или проявление невнимания к личности Ю.А.?

А от себя напомним, что подобные ''казусы'' при увековечивания памяти деятелей того, что принято называть латышским национальным возрождением, абсолютно не единичны. (Статья)

Статьи:

А вот наставление,оставленное Юрисом Алунансом всей латышской нации:

'' Не хайте другие языки, особенно немецкий изучайте, однако изучив его, не стесняйтесь быть по-прежнему истинными латышами. Тогда латыш на своего просвещённого брата-латыша не будет смотреть косо, а будет им гордиться – что из народной среды поднимаются учёные, славные мужи; тогда учёные латыши больше своих братьев не будут хаять, но будут их вести к свету, и просвещение быстро охватит латышей''.

Напомним, что Ю. Алунанс умер за месяц до своего 32-летия. И откровенно странно слышать подобные назидания в адрес своего народа из уст столь молодого и болезненного мужчины. Оказавшегося не способным, повторимся, зарабатывать себе на жизнь, создать семью, родить и воспитывать детей... То есть взять на себя ответственность за самого себя и за тех, кто в нём мог нуждаться...

Хотя с другой стороны очень похоже, что именно ему принадлежит авторство слова ''Латвия''... Что само по себе уже достаточно, чтобы войти в историю Латвийского государства.

Статьи из СМИ (нажмите)

Дата публикации 18.01.2022

Atjaunots 28. aprīlis 2022

Žurnālu raksti