menu
mode_edit

Apbedīšanas nams “KORAD”

Jelgava, Rūpniecības iela 16

+(371) 29456819 00-24
+(371) 26802777 00-24
https://www.korad.lv

Реклама на надгробных камнях

01. 02. 2019

Реклама на надгробных камнях (Историческая реконструкция для Журнала).

Вопрос, конечно, интересный: этично это делать или не очень. Но и бизнес требует своего. И в прежние года этот вопрос решался через авторское клеймо на изделии. На нижней части многих, сохранившихся с начала XX в. помпезных памятников, можно встретить выгравированные фамилии мастеров и названия мастерских, изготовивших конкретный памятный знак. И их довольно много.

Логично предположить, что клеймо ставилось одновременно с изготовлением всей остальной гравировки и этот момент заранее оговаривался с заказчиком. Ведь эти помпезные обелиски и теперь стоили бы весьма солидных денег, а уж в те годы и подавно. И без согласия заказчиков это было бы совершенно невозможно.

А теперь присмотритесь внимательно – на некоторых камнях буквы выгравированы очень неряшливо. Если бы вся гравировка была такой, то памятник никто бы не принял и не оплатил. Но как такое возможно: идеальная обработка и гравировка самого памятника и отвратительное изготовление клейма?

Думаю, что дело было так. Население Елгавы (Митавы) с 1914 до 1940 г. колебалось в пределах 45-35 тыс. жителей (именно так, по убывающей). На этот же период пришлись Революция 1905 года; I Мировая война; Революция 1917 года; Гражданская война; Интервенция; послевоенная разруха. Прожиточный минимум для горожанина среднего достатка в середине 30-х гг. укладывался в 1,5-2 лата в день (это я знаю со слов родителей моего отца, постоянно живших в Елгаве с 1930 г). А стоимость обелисков, на постаментах которых я сфотографировал клейма изготовителей, по сегодняшним ценам вместе с установкой составила бы 3—15 тыс. евро. Сколько горожан могли позволить себе такие расходы?

Понятно, что и зажиточные сельчане увековечивали факт своего присутствия на земле с помощью помпезных обелисков, немало которых можно встретить на сельских кладбищах.

Я занимаюсь похоронной деятельностью 21 год (на январь 2019 г) и по много раз объездил все окрестные кладбища. Никогда не ставил себе цели пересчитать сохранившиеся надгробия подобного ценового уровня, но думаю что не сильно ошибусь , если назову цифру 200 шт. НО!!! – это с1900 до 1940 г. и включая всю тер-рию Елгавы и примыкающих сельских районов.

Бум продаж и установок памятников разделился на две '' волны'' : 1900 – 1913 и 1930 – 1940 гг., строго в соответствии с экономической ситуацией на тер-рии. При этом первая волна была, похоже., больше '' городской'', а вторая – ''сельской''. Делая такой вывод исхожу из того, что абсолютное большинство действующих на сегодняшний день кладбищ основаны в первые 10-15 лет с начала XX в.( напр. кл.''Meža'' в 1913 г. и обелисков там совсем немного). Зато на сельских кладбищах есть на что посмотреть.

В условную цифру ''200 ' ' не входят и уничтоженные памятники с ликвидированных после II Мировой войны городских кладбищ. Горожане рассказывали , как из демонтированных камней изготавливался и использовался для строительства дорог щебень. А мастера камнеобработки утверждают, что некоторые памятники были переделаны и установлены на могилах погибших воинов Советской Армии, местных Советских активистов и мирных жителей. И предположим, что таких уничтоженных памятников было так же около 200 шт.

Дальше. Даже если эти две волны разделить поровну, то значит за 10 довоенных лет в Елгаве изготовили и установили около 200 обелисков и крестов , т.е. 20 шт. в год. Памятных знаков маленьких размеров, как сейчас, видимо почти и не было, раз их сохранилось так немного.

Некоторые надгробия представляют из себя целые комплексы, включающие в себя и памятный знак на постаменте, и шикарные кованные ограды, и парапеты, и облицованные шлифованным камнем фундаменты. И всё это на конно-мышечной тяге при условии, что:

  • 1 куб. гранита весит более 3-х тонн.
  • 1 куб. армированного бетона – 2.4 тонны.
  • 1 куб. земли или гранта – около тонны.

Думаю, что учитывая имевшийся объём работ и техническое обеспечение тех лет 3-4 фирмы (по 5-6 работников) должны были работать весь сезон, чтобы удовлетворить имевшийся спрос. Так они и делали, беря на себя всю работу по доведению до нужного состояния полученную после заказа заготовку, в т.ч. и гравируя памятник. Их бизнес был структурирован с постоянными поставщиками и поэтому имел широкий спектр предложений и по форме и по материалу. И высокую добавочную стоимость, позволявшую вкладываться в производство и рекламу.

Но появлялись (точно как и сейчас!) залётные временщики, которые пытались что-то урвать не вкладываясь в бизнес по-серьёзному. Они ничего не производили сами, а полученные заказы полностью передавали другим изготовителям из других мест. А получив изделие самостоятельно монтировали его на месте. И если с общестроительными работами были знакомы, то в обработке камня и гравировке ничего не умели.

А как обозначить своё присутствие на рынке, если средств и времени на правдивую рекламу у них не было? Можно попробовать использовать традицию, существовавшую среди мастеров с устоявшейся хорошей репутацией – ставить клеймо на свои изделия. Но невозможно представить ситуацию, что бы фирма-изготовитель на свой первосортный товар поставила чужое клеймо только потому, что этот ''кто-то'', работая без года неделю, смонтировал изготовленное ими изделие на каком-то кладбище. Гравировать клеймо уже приходилось самим, хотя сами они этого делать не умели. Отсюда и кривые буквы.

(продолжение следует...)

Atjaunots 03. 02. 2019

Žurnālu raksti